Комментарий ст 61 ук рф

Комментарий ст 61 ук рф

Статья 61 УК РФ. Обстоятельства, смягчающие наказание

Новая редакция Ст. 61 УК РФ

1. Смягчающими обстоятельствами признаются:

а) совершение впервые преступления небольшой или средней тяжести вследствие случайного стечения обстоятельств;

б) несовершеннолетие виновного;

г) наличие малолетних детей у виновного;

д) совершение преступления в силу стечения тяжелых жизненных обстоятельств либо по мотиву сострадания;

е) совершение преступления в результате физического или психического принуждения либо в силу материальной, служебной или иной зависимости;

ж) совершение преступления при нарушении условий правомерности необходимой обороны, задержания лица, совершившего преступление, крайней необходимости, обоснованного риска, исполнения приказа или распоряжения;

з) противоправность или аморальность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления;

и) явка с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления, розыску имущества, добытого в результате преступления;

к) оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему.

2. При назначении наказания могут учитываться в качестве смягчающих и обстоятельства, не предусмотренные частью первой настоящей статьи.

3. Если смягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания.

Комментарий к Статье 61 УК РФ

1. Смягчающие наказание обстоятельства изложены в перечне коммент. статьи, который выполняет двоякую функцию: обязывающую и ориентирующую. Согласно первой из них суд обязан выявить все имеющиеся в деле смягчающие обстоятельства из числа названных в перечне, отразить их в приговоре и учесть при избрании меры уголовно-правового воздействия. Учесть — означает установить их вес, значимость, место в совокупности обстоятельств, которые диктуют суду избрание определенного наказания по его виду и размеру.

2. Смягчающие обстоятельства изложены в десяти пунктах коммент. статьи.

3. Совершение впервые преступления небольшой тяжести вследствие случайного стечения обстоятельств (п. «а») — составное смягчающее обстоятельство. Случайное стечение обстоятельств по содержанию не носит столь уж тяжкого характера. Но, заставая субъекта врасплох, оно провоцирует его на противоправное поведение. Поскольку такого рода факторы не тяготеют над виновным в той мере, как это имеет место в ситуациях, описанных в п. «д» и «е» коммент. статьи, законодатель придает им значение смягчающего обстоятельства только при сочетании их с двумя другими условиями — преступление относится к категории небольшой тяжести (см. ч. 2 ст. 15) и к тому же оно совершено виновным впервые (не фактически, а в уголовно-правовом смысле).

Как показывает анализ практики применения сходного с рассматриваемым смягчающего обстоятельства, описывавшегося в п. 4 ст. 38 УК РФ РСФСР, именно последнему условию суды придают превалирующее значение, признавая смягчающим обстоятельством сам по себе факт совершения виновным преступления впервые, что не соответствует букве и духу закона.

4. Несовершеннолетие виновного (п. «б»). Основание признания его смягчающим наказание обстоятельством заключается в первую очередь в возрастных особенностях данной категории лиц: в уровне их сознания, волевых качествах, незавершенности формирования характера. Степень влияния этого обстоятельства на наказание зависит от того, в каком конкретно возрасте (в интервале от 14 до 18 лет) совершено лицом преступление, а также какие, помимо типичных для всех несовершеннолетних, выявлены индивидуальные особенности у виновного, какова степень его умственного развития.

Данное смягчающее обстоятельство — как, впрочем, и иные — учитывается в совокупности с другими смягчающими и отягчающими обстоятельствами (ч. 2 ст. 89). В каждом конкретном случае при избрании наказания необходимо выяснять и оценивать условия жизни и воспитания подростка, данные о влиянии на его поведение старших по возрасту лиц, уровень психического развития, иные особенности личности (см. абз. 1 п. 18 Постановления Пленума ВС РФ от 11.01.2007 N 2).

5. Беременность (п. «в») названа среди смягчающих обстоятельств ввиду ряда функциональных изменений, вызываемых ею в организме женщины и воздействующих на психику и мотивы ее поведения. При этом на признание смягчающим обстоятельством состояния беременности не оказывают решающего влияния ни ее срок, ни степень ее воздействия на принятое женщиной решение о совершении преступления, ни момент возникновения состояния беременности (в период посягательства либо же после него, но до вынесения приговора).

6. Наличие малолетних детей у виновного (п. «г»). Практика и до введения этого обстоятельства в перечень достаточно широко использовала его при назначении наказания, поскольку его учет проистекает из принципа гуманизма, необходимости принимать во внимание интересы семьи и малолетних детей. Учет данного обстоятельства согласуется с тем положением ч. 3 ст. 60, согласно которому суд должен спрогнозировать влияние назначаемого им наказания на условия жизни семьи осуждаемого лица.

Под малолетними понимаются дети, не достигшие 14-летнего возраста на момент вынесения приговора виновному.

7. Совершение преступления в силу стечения тяжелых жизненных обстоятельств либо по мотиву сострадания (п. «д»). По существу налицо два самостоятельных смягчающих обстоятельства.

Первое из них предполагает наличие серьезно стесняющих сознание и волю лица семейных, жилищных условий, бытовой неустроенности, ненадлежащих условий воспитания, отсутствие отца в семье и т.п. Рассматриваемое обстоятельство предполагает, что: а) возникли негативные жизненные обстоятельства; б) они субъективно воспринимаются виновным как тяжелые и в действительности являются таковыми; в) они оказали серьезное влияние на выбор виновным поведения, в силу чего и совершено преступление. Отсутствие хотя бы одного из этих элементов не позволяет говорить о наличии описанного в п. «д» смягчающего обстоятельства.

Второе обстоятельство из упомянутых в п. «д» — совершение преступления по мотиву сострадания. Обычно такое преступление совершается по просьбе или настоянию безнадежно больного, испытывающего непереносимые физические и психические муки (например, при тяжелой форме онкологического заболевания), с целью избавить его от них, и выражается в лишении жизни больного путем дачи яда или иным способом. Заметим, что в период разработки УК РФ вносились предложения о полном устранении УО при лишении жизни по мотиву сострадания, но они не были восприняты.

8. Совершение преступления в результате физического или психического принуждения либо в силу материальной, служебной или иной зависимости (п. «е»). Налицо также два хотя и взаимосвязанных, но различных смягчающих обстоятельства. Одно из них, как и названное в предыдущем пункте ч. 1 коммент. статьи, свидетельствует о наличии неблагоприятных факторов, однако они, во-первых, возникают в итоге сознательной деятельности третьих лиц и, во-вторых, формируются определенными способами: принуждением, использованием зависимого положения виновного. В конечном счете это поведение третьих лиц оказывает серьезное негативное воздействие на виновного. С другой стороны, дело не доходит до состояния крайней необходимости либо возникновения непреодолимой силы.

8.1. Под понятие принуждения подпадают физическое насилие, различного вида угрозы, иные формы психического воздействия. Объектом противоправного воздействия могут выступать такие законные интересы личности, как жизнь, здоровье, честь, достоинство, имущественные интересы и т.д. Оно может быть адресовано либо непосредственно виновному, либо близким ему лицам.

8.2. Совершение преступления в силу существовавшей от потерпевшего зависимости — второе смягчающее обстоятельство из описанных в п. «е». Под материальной зависимостью принято понимать такое положение виновного, когда последний находится на полном или частичном иждивении у потерпевшего, проживает на его жилой площади и т.п. Служебная зависимость — это подчиненность либо подконтрольность потерпевшему по службе или работе. Под иной зависимостью подразумевают ту, которая проистекает из родственных или супружеских отношений, основана на законе или договоре (например, зависимость подопечных от опекунов, попечителей; обвиняемого от следователя и т.д.).

Очевидно, что не всякая, а только существенная зависимость способна обусловить совершение виновным преступления, затруднить принятие виновным правильного решения. Поэтому, например, посягательство клиента на права и интересы закройщика, покупателя — на телесную неприкосновенность продавца по общему правилу не дает оснований для применения п. «е». Важно также установить, что содеянное виновным находилось в причинной связи с фактом существенной зависимости, ибо последняя может вовсе не отразиться на общественной опасности таких, например, преступлений, как клевета, разбой, изнасилование и т.п.

9. Совершение преступления при нарушении условий правомерности необходимой обороны, задержания лица, совершившего преступление, крайней необходимости, обоснованного риска, исполнения приказа или распоряжения (п. «ж»). Каждому обстоятельству, исключающему преступность деяния (ст. 37 — 42), соответствует определенная совокупность условий, при наличии которых можно говорить о правомерности поведения. Например, применительно к институту необходимой обороны выделяют условия, относящиеся к посягательству (общественная опасность, наличность, действительность) и к защите (причинение вреда непосредственно посягающему и т.д. — см. коммент. к ст. 37). Несоблюдение любого из этих условий свидетельствует о преступном характере поведения, влекущем УО, однако при назначении наказания суд обязан принять во внимание, что виновный находился в ситуации необходимой обороны.

10. Противоправность или аморальность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления (п. «з»), обязывает суд выявить наличие двух элементов: во-первых, факта противоправного или аморального поведения («вины») потерпевшего и, во-вторых, провоцирующего влияния его на преступное поведение виновного.

В соответствии с законом поведение потерпевшего должно быть не просто девиантным, отклоняющимся от нормы, а именно аморальным или противоправным. Противоправность означает отклонение его от предписаний правовых норм (уголовного, административного, семейного права и т.д.), а аморальность — несоответствие поведения потерпевшего нормам морали, правилам поведения в обществе.

11. Явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления, изобличению других соучастников преступления и розыску имущества, добытого в результате преступления (п. «и»). Указание на два весьма близкие по духу смягчающие обстоятельства — явку с повинной и активное способствование расследованию преступления — призвано стимулировать лиц, совершивших преступление, на изменение поведения в позитивную сторону, облегчить деятельность правоохранительных органов. Нередко на практике эти обстоятельства сочетаются: например, когда лицо является с повинной и оказывает активное содействие в установлении всех обстоятельств совершенного преступления.

11.1. Явка с повинной характеризуется двумя обязательными признаками — добровольной передачей себя в руки правосудия, а также правдивым сообщением о готовившемся виновным либо совершенном им преступлении. Поэтому нельзя усмотреть этого смягчающего обстоятельства в случаях, когда лицо с целью избежать повышенной ответственности (скажем, за намеренное убийство в ходе разбойного нападения) сообщает о совершенном им якобы неосторожном лишении жизни.

Устанавливая признак добровольности, суд должен удостовериться, не связано ли появление акта явки с повинной с тем, что лицо было задержано в качестве подозреваемого и подтвердило свое участие в содеянном. До момента же выявления лица, совершившего преступление, добровольное заявление или сообщение лица о содеянном им следует рассматривать как явку с повинной. Данное смягчающее обстоятельство наличествует и в случаях заявления лица, привлеченного к УО, о совершенных им иных преступлениях, неизвестных органам расследования (см. абз. 5 п. 7 Постановления Пленума ВС РФ от 11.01.2007 N 2). В ряде статей Особенной части УК РФ (примеч. к ст. 204, 222, 223, 275, 291 и др.) явка с повинной выступает в качестве основания для применения специального вида освобождения от УО. При этом в примеч. к ст. 222 и 228 особо подчеркнуто, что отсутствует признак добровольности, если изъятие предметов, находившихся в незаконном обороте (оружия, наркотических средств и т.д.), произошло при задержании лица, а также при производстве следственных действий по их обнаружению и изъятию. Тем самым законодателем ставится заслон распространившейся на практике широкой трактовке рассматриваемого смягчающего обстоятельства. В частности, органы предварительного расследования нередко оформляли как явку с повинной, а суды учитывали при назначении наказания факт выдачи искомого предмета в ответ на предложение следователя или дознавателя самому лицу передать им предмет обыска.

11.2. Активное способствование раскрытию преступления выражается в деятельной, энергичной помощи виновного по выяснению обстоятельств содеянного им лично, другими соучастниками преступления, а равно розыску преступно нажитого. Свидетельствуя как правило о наличии чистосердечного раскаяния, активное способствование вместе с тем влечет смягчение наказания и в случаях, когда оно с раскаянием не сочетается: например, имеет место в ответ на разъяснение правового значения данного смягчающего обстоятельства, продиктовано стремлением преступника получить от суда определенное снисхождение и т.п.

12. Оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему (п. «к»). В данном пункте перечислены другие — помимо явки с повинной и активного способствования раскрытию преступления — виды позитивного посткриминального (послепреступного) поведения, именуемые в законе (ст. 75), в теории и на практике деятельным раскаянием.

12.1. Добровольное возмещение имущественного ущерба выражается в совершаемом по собственной воле заглаживании материального вреда виновным путем предоставления потерпевшему соответствующего эквивалента, компенсации. Возмещение морального вреда может выражаться в извинениях перед потерпевшим, в публичном опровержении сделанных ранее клеветнических измышлений и т.д.

12.2. Иные действия, направленные на заглаживание причиненного вреда, могут состоять в устранении нанесенного ущерба своими силами (например, путем ремонта поврежденного предмета, восстановления первоначального вида вещи), в лечении и уходе за потерпевшим и т.д.

13. Вторая функция перечня коммент. статьи — ориентирующая. По образу и подобию перечисленных в данной статье обстоятельств суд на основании предоставленного ему ч. 2 ст. 61 права может признать смягчающими и учесть при избрании наказания и другие подобные обстоятельства, приведя соответствующие мотивы в приговоре.

Как свидетельствует практика, суды довольно активно пользуются такой возможностью. Среди часто учитываемых обстоятельств в качестве смягчающих — неопытность в работе, а также отсутствие необходимых навыков как условий, благоприятствовавших совершению преступления, отсутствие (или незначительный размер) вреда, плохое состояние здоровья осуждаемого, его умственная отсталость (не исключающая вменяемости), инвалидность, наличие на иждивении близких лиц, положительная характеристика лица до и после совершения преступления (в семье, в быту, на производстве), его прежние заслуги (трудовые награды, участие в защите Отечества), преклонный возраст и др.

14. О недопустимости двойного учета обстоятельства, признаваемого смягчающим наказание, см. п. 8 коммент. к ст. 60.

Другой комментарий к Ст. 61 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Наличие одного или нескольких обстоятельств, предусмотренных комментируемой статьей, позволяет назначить более мягкое наказание в пределах санкции статьи Особенной части УК РФ.

2. Перечень смягчающих обстоятельств выполняет обязывающую и ориентирующую функции.

Первая состоит в том, что любое из обстоятельств, закрепленных ч. 1 ст. 61 УК, имеющееся в конкретном деле, должно учитываться судом и соответствующим образом влиять на наказание. Необходимо отметить, что смягчающее обстоятельство является таковым, если оно уменьшает степень общественной опасности деяния или личности виновного. В связи с этим, например, не снижает ответственности наличие малолетних детей у субъекта, если он совершил преступление в отношении своего ребенка. Непризнание обстоятельства смягчающим должно быть мотивировано в приговоре (п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 января 2007 г. N 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания»).

Ориентирующая функция рассматриваемого перечня связана с тем, что он открыт. Обстоятельства, не указанные в ч. 1, могут быть признаны судом смягчающими, если их можно поставить в один ряд с указанными в списке ч. 1 ст. 61 УК РФ. Это, например, наличие иждивенцев, совершение преступления в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости.

3. Если какое-либо обстоятельство выступает привилегирующим признаком состава преступления, оно не может учитываться как смягчающее при назначении наказания за соответствующее преступление. Приведенное правило действует в той части, в которой не позволяет дважды принимать во внимание один и тот же фактор, влияющий на снижение ответственности. В то же время для отражения высокой степени выраженности последнего допустима ссылка на ст. 61 УК РФ. Например, если состояние аффекта при причинении тяжкого вреда здоровью (ст. 113 УК РФ) было вызвано совершением потерпевшим тяжкого или особо тяжкого преступления либо его особо аморальным поведением, наказание может назначаться с учетом п. «з» ч. 1.

Смягчающие обстоятельства и аналогичные им привилегирующие признаки могут не совпадать по объему. Так, п. «ж» ч. 1 ст. 61 УК РФ предусматривает совершение преступления при нарушении условий правомерности необходимой обороны, задержания лица, совершившего преступление, и других обстоятельств, исключающих преступность деяния. Статьи 108, 114 УК РФ предполагают нарушение только требования соразмерности между обороной и нападением; мерами, применяемыми при задержании, и совершенным преступлением, обстановкой задержания. Убийство, например, при несвоевременной обороне должно квалифицироваться по ч. 1 ст. 105 УК, наказание — назначаться с учетом соответствующего смягчающего обстоятельства.

Статья 61. Обстоятельства, смягчающие наказание

Комментируемая статья выделяет обстоятельства, которые законодатель выделил как безусловно и однозначно смягчающие наказание. В перечне обстоятельств, смягчающих наказание, психологического комментария требуют п.

В пункте «а» психологически значимым является формулировка о случайном стечении обстоятельств. В рамках судебно-психологической экспертизы или консультации психолог может диагностировать базовые особенности личности, ценностные ориентации виновного и решить вопрос, является ли содеянное закономерным для данной личности или же здесь значимыми оказались случайные, спонтанно возникшие обстоятельства. Необходимо выяснить механизм возникновения ситуации преступления — действительно ли субъект реагировал способом, запрещенным законом, на спонтанно и независимо от него возникшее стечение обстоятельств. 3.

Об особенностях ответственности несовершеннолетних см. комментарий к ст. 20, а также к ст. ст. 87, 89. Однако необходимо иметь в виду, что влияние несовершеннолетия на содеянное различно. Проявления незрелости неодинаковы в преступлениях различной тяжести, мотивации и пр. Поскольку ч. 2 ст. 89 УК специально предостерегает против изолированной автоматической интерпретации рассматриваемого обстоятельства, может потребоваться заключение психолога о степени влияния возрастных особенностей несовершеннолетнего на принятие решения и его реализацию в конкретных противоправных действиях. 4.

Состояние беременности предписано учитывать в качестве смягчающего обстоятельства из соображений гуманности и особой защищенности материнства (см. ст. 38 Конституции РФ). Но так как здесь действует общее правило об учете любого смягчающего и отягчающего обстоятельства в совокупности, использование психологических знаний может углубить оценку значимости этого обстоятельства, исследовав влияние психофизиологического состояния беременности на мотивацию и степень осознанности общественно опасного действия. Например, кража определенных продуктов или предметов и др. 5.

Так же как и для п. «а», применение обстоятельства, зафиксированного в п. » д», требует изучения личности виновного и его ценностных ориентаций. Необходимо разграничить объективные обстоятельства (здесь психолог не нужен) и субъективное восприятие тех или иных обстоятельств. Например, гибель ребенка для большинства людей — тяжелое жизненное обстоятельство.

В литературе в качестве примеров таких обстоятельств упоминается о тяжелой болезни, стихийном бедствии, остром конфликте и т.д. Характер этих примеров подтверждает необходимость не просто констатировать наличие соответствующего факта, но и доказать его субъективное восприятие именно как тяжелого. Существуют ведь индивидуально непереносимые, субъективно значимые события, для оценки которых может возникнуть необходимость в помощи психолога.

Совершению преступления здесь предшествует оценка ситуации с точки зрения значимых для виновного ценностей, которые пересиливают «сдержки», побуждают к совершению преступления с целью устранить или облегчить тяжесть ситуации, в которой субъект находится.

Мотив сострадания впервые введен в закон в качестве смягчающего вину обстоятельства. Сострадание — мотив совершения противоправных действий или изменения первоначальных намерений при их совершении в результате возникновения чувства сопричастности к чужой беде или страданиям и стремления прекратить или уменьшить его последствия. Например, лишение жизни неизлечимо больного человека, испытывающего мучения (в том числе просящего об этом); оказание помощи близкому человеку в устранении лица, преследующего или терроризирующего его.

С психологической точки зрения мотив сострадания — эмоциональное переживание, «деятельная симпатия». Нередко сопутствует жалости к беззащитному, беспомощному. Представляется, что по общему правилу орган судопроизводства может самостоятельно установить наличие мотива сострадания исходя из характера действия, обстоятельств и объяснений участников событий. 6.

Пункт «е» предусматривает в качестве смягчающего обстоятельства совершение преступления в результате принуждения либо зависимости.

Принуждение — подавление воли с помощью насилия или угрозы им, превращение человека, на которого оказывается давление, в своеобразное орудие для совершения тех или иных действий.

Несомненна роль психологических знаний при индивидуализации ответственности за преступления, совершенные под влиянием угрозы, принуждения либо в силу зависимости. В правовой литературе эта проблема образно именуется наличием «вынужденных мотивов» действий. И здесь эксперт-психолог может оценить степень принуждения (в том числе в форме угрозы) как существенно ограничивающий избирательность поведения или не имевший такого значения. В принципе возможна и констатация исключительной ситуации, сводившей избирательность поведения «на нет». Например, когда подросток глубоко привязан к организатору преступления или связан традициями подчинения старшим, характерными для некоторых территорий и этнических общностей, либо когда он в силу возрастной незрелости воспринимает угрозу как не оставляющую ему выбора.

Принуждение с помощью угрозы должно быть реальным и существенным для лица, к которому она обращена, с точки зрения последствий ее реализации. Такое восприятие и оценка угрозы могут быть констатированы лишь на основе исследования индивидуальных особенностей личности, включая жизненный опыт. Так, подростком угроза может восприниматься как не оставляющая место альтернативе, взрослый же может оценивать аналогичную угрозу как гораздо менее значимую.

Необходимо отграничить принуждение от случаев, предусмотренных ч. 1 ст. 40 УК. Последняя охватывает случаи, когда ситуация безвыходна, поведение не имеет альтернативы (пистолет у виска и пр.). В силу очевидности оценки таких ситуаций участие психолога здесь не требуется. Сложнее разграничить сферу применения п. » е» комментируемой статьи и ч. 2 ст. 40 УК. Последняя включает психическое принуждение — угрозы, демонстрацию страданий близких, а равно физическое принуждение в случаях, когда не исключено, что оно не полностью лишает человека избирательности поведения (побои, издевательства с целью сломить волю и пр.). Прежде всего здесь нужно «примерить» ситуацию крайней необходимости (ст. 39). Смысл крайней необходимости — благая цель, но причиняемый вред должен быть меньше того, который предотвращен, в том числе в восприятии самого субъекта. Психолог может быть полезен в этих случаях для оценки субъективного восприятия реальности угрозы и ее возможных последствий.

Использование специальных психологических знаний возможно и для прояснения картины происшествия в случаях, когда экстремальная ситуация приводит субъекта к фактической ошибке при сравнении ценности, на которую его принуждают посягнуть, и ценности, которую он стремится спасти от угрозы. Это ситуации религиозного, партийного фанатизма, сверхценности конкретного блага в силу определенных условий формирования личности и пр. 7.

Пункт «е» предусматривает также совершение преступления «в силу материальной, служебной или иной зависимости». Психологический интерес могут представлять не перечисленные в законе (очевидные) виды формализованной зависимости, а именно «иная» зависимость. К «иной» можно отнести зависимость и от любимого человека, и от референтной группы, и, например, от главы секты и пр. Наличие и степень такой зависимости может быть предметом психологической или комплексной психолого-психиатрической экспертизы.

Столь же необходимо выяснять, воспринимает ли данное лицо свое состояние как зависимость. Уже в 40-е годы XX в. в литературе подчеркивалось, что если виновный осознает наличие этого обстоятельства, ему трудно противодействовать воздействию другого лица, толкающего его на участие в преступлении. Различные авторы упоминают в этой связи о таких проявлениях зависимости, как предоставление жилища, оказание услуги, за которую виновный благодарен подстрекателю, и т.д. Очевидно, для признания этих обстоятельств уголовно-релевантными необходимо установить, что виновный осознает их как проявление зависимости и что это ограничивает возможности свободного выбора поведения. 8.

Ситуации, описанные в п. «ж», по общему правилу решаются органами судопроизводства непосредственно, так как закон говорит о том, что нарушение условий правомерности необходимой обороны, задержания лица, совершившего преступление, крайней необходимости, обоснованного риска, исполнения приказа или распоряжения — результат явного несоответствия характеру и степени общественной опасности посягательства (см. ст. ст. 37 — 39 УК). Но возможны и исключительные ситуации, когда помощь психолога нужна для предотвращения опасности объективного вменения: если в силу стресса, различных эмоциональных состояний субъект не может осознать факт даже заметного разрыва между необходимыми и фактически совершенными действиями. Нельзя исключить и возможность возникновения в этих конфликтных экстремальных ситуациях состояния аффекта, оказывающего существенное влияние на сознание и поведение субъекта (см. комментарий к п. «з», а также к ст. ст. 107, 113). 9.

При подготовке нового уголовного законодательства резко изменилась позиция закона при описании такого смягчающего обстоятельства, как «совершение преступления под влиянием сильного душевного волнения, вызванного неправомерными действиями потерпевшего». Конечно, сама терминология, традиционно использовавшаяся десятки лет, не являлась оптимальной. Понятие «сильное душевное волнение» призвано обозначить одно из временных особых психических состояний субъекта; поэтому оно должно соответствовать принятой психологической терминологии. Использованное же в УК 1960 г. понятие фактически носило оценочный, нестрогий характер. Адекватным здесь представляется использование понятия аффект, как это сделано в ст. ст. 107 и 113 УК 1996 г. (см. комментарий).

Но вместо осовременивания терминологии, как это произошло в Особенной части, законодатель вообще исключил это эмоциональное состояние из перечня смягчающих обстоятельств, указав лишь на противоправность или аморальность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления. При этом достигнут эффект упрощения использования соответствующего смягчающего обстоятельства. Но оптимальным это решение не является. В редакции УК 1960 г. предлагалось установить наличие или отсутствие определенного эмоционального состояния субъекта, возникшего в связи с неправомерными действиями потерпевшего. То есть смягчение наказания было связано с влиянием самого аффекта на способность осознавать значение своих действий и руководить поведением. Сейчас же предустановленное значение приобрел сам факт определенных действий потерпевшего.

Новая редакция в законе рассматриваемого смягчающего обстоятельства не принимает во внимание и еще несколько существенных моментов: —

не ставит задачи оценки причинной непосредственной связи между действиями потерпевшего и виновного. А ведь она могла проявиться как в аффекте, так и в иных эмоциональных состояниях, но возможна и ситуация, когда виновный искал лишь повод для своих общественно опасных действий; —

аффектогенная конфликтная ситуация может быть создана не только потерпевшим, но и другим человеком, находившимся на месте преступления.

трактовка действий потерпевшего только как повода верна не во всех случаях: с психологической точки зрения эти действия могут явиться главной причиной импульсивных аффективных действий. Кроме того, само понятие «повод» предполагает обязательность немедленной реакции на него. Между тем в ст. ст. 107 и 113 эта традиционная позиция существенно скорректирована — предусмотрена возможность длительной психотравмирующей ситуации, когда «поводом» является нейтральное с правовой точки зрения или даже законное замечание, требование, действие потерпевшего.

10. Экспертная практика однозначно свидетельствует о распространенности случаев длящегося развития аффектогенной ситуации по типу накопления переживаний, нередко не в полной мере осознаваемых субъектом. Этот процесс может протекать в течение многих месяцев или даже лет. Представляется, что вариант возникновения аффекта, связанный с длящимся аккумулированием аффектогенных факторов, с полным основанием учтенный в УК 1996 г. (ст. ст. 107, 113), требует учета и в перечне смягчающих обстоятельств. Иначе возникает опасность чрезмерно узкой трактовки этого понятия в практике, когда следователь и суд оставляют за пределами смягчающих обстоятельств имевшее место состояние аффекта, исходя из того, что повод для аффективной разрядки малозначителен.

Эта опасность еще более усиливается в связи с мнением некоторых комментаторов ранее действовавшего уголовного закона о том, что уголовно-релевантный аффект вызывается исключительно преступными действиями. Такой комментарий в силу инерционности практики может толкнуть следователя и суд к необоснованному несогласию с позицией эксперта, диагностировавшего аффект. Более того, в принципе возможны случаи, когда аффект, реализовавшийся в преступном деянии, был вызван позитивными с точки зрения закона и морали действиями потерпевшего или третьих лиц.

Экспертная диагностика аффекта здесь избыточна, так как традиционная формулировка закона не предусматривает их действия в качестве основания смягчения наказания. Максимум, что могут сделать следователь и суд, если будут воспроизводить ограничительную позицию, предлагаемую ст. 61, — это учесть эмоциональную разрядку виновного (и ее причину) в рамках общего комплекса личностных характеристик и особенностей мотивации, значимых для индивидуализации ответственности и наказания. При этом мы полагаем возможной постановку вопроса перед экспертом о наличии у виновного аффекта как психологического феномена, хотя и не отвечающего узкой трактовке этого понятия в законе. 11.

Рассматривая психологическое содержание действий виновного, реагировавшего на действия потерпевшего, как смягчающее обстоятельство, подчеркнем наконец, что для его диагностики значимо субъективное восприятие ситуации, а не предустановленно- типизированная ее оценка. Поэтому малоперспективной для правового регулирования следственной, судебной и экспертной практики представляется дискуссия о том, возможен ли аффект, если унижение чести и достоинства с точки зрения объективной картины не является » грубым и глубоким», может ли с точки зрения нормального человека «менее тяжкое оскорбление» вызвать особенно болезненную реакцию. При решении вопроса о степени тяжести оскорбления отсутствует с психологической точки зрения прямая внешняя зависимость между объективной тяжестью оскорбления (исходя из принятых в обществе или данной среде правил общения) и субъективным его восприятием, силой ответной эмоциональной реакции субъекта. Следовательно, поводом для аффективной разрядки может служить внешне самый незначительный стимул, в том числе, конечно, и » менее тяжкое оскорбление». 12.

Психологи и юристы, разрабатывающие проблему аффекта в уголовном праве, традиционно исходят из того (эту позицию разделил и законодатель), что в этих случаях хотя и затрудняется избирательность поведения, в связи с чем ответственность и наказание смягчаются, но в принципе она сохраняется. Считается, что сознание человека в состоянии аффекта хотя и сужено, находится как бы в «шорах», но тем не менее он мог бы удержать себя, остановить развитие событий.

Наша позиция несколько отличается от изложенной. Полагаем, что к действиям «на вершине» аффекта не всегда можно применить критерий осознанно-волевого поведения. Конечно, до начала самого аффекта, реализации его в действиях субъект сохраняет способность к осознанию и руководству своим поведением в смысле удержания себя от аффективных действий или переключения их на незначимый с точки зрения уголовно- правового запрета объект. Иными словами, ответственность обосновывается неиспользованием субъектом реальной возможности предупредить действия в состоянии аффекта путем подавления или переключения своих эмоциональных переживаний.

Наш подход, несколько уточняющий традиционный, приводит к выводу, имеющему принципиальное значение, в том числе при обсуждении компетенции эксперта-психолога в рассматриваемых случаях. Имеются ситуации (речь, как правило, идет не о длительных психотравмирующих ситуациях, вызывающих аккумуляцию аффекта, а об особо интенсивных однократных воздействиях), когда контроль поведения фактически невозможен с самого момента появления аффектогенного раздражителя. То есть субъект не может удержать себя от аффективной разрядки. Например, случаи внезапного, неожиданного для него совершения будущим потерпевшим или третьим лицом действий, связанных с особым цинизмом, жестокостью и пр., когда восприятие названных обстоятельств фактически совпадает с наступлением аффективной разрядки, не оставляя возможности даже для свернутой оценки ситуации.

Этому могут способствовать и такие факторы, как усталость, болезнь, функциональные расстройства, снижающие самоконтроль и при обычных условиях. Ситуации такого рода могут быть диагностированы в рамках судебно-психологической экспертизы. Представляется, что наличие этого заключения обязывало бы следователей и суд рассмотреть вопрос, не выходит ли данный случай за пределы обычного смягчающего значения аффекта, имелась ли реально хотя бы минимальная возможность избирательного поведения, а следовательно, вина в уголовно-правовом смысле. 13.

Наш комментарий к п. » з» относится к проблемам, не отраженным непосредственно в законе, но вытекающим из сопоставления п. » з» комментируемой статьи и соответствующего ему пункта ст. 38 УК 1960 г. Но учет высказанных соображений позволит следователю, суду, экспертной практике точнее и полнее раскрывать с помощью профессиональных психологических знаний возможности индивидуализации наказания с помощью рассматриваемого смягчающего обстоятельства. Речь идет о дополнении указания закона на значение противоправных или аморальных действий потерпевшего как повода к совершению преступления исследованием психического состояния виновного в момент деяния и конкретного влияния этого состояния на избирательность поведения. Напомним в этой связи, что по прямому указанию закона (ч. 2 ст. 61 УК) перечень смягчающих обстоятельств не является исчерпывающим. Это особенно важно с учетом инерционности практики, ее устойчивой тяги к оперированию традиционными терминами и формулировками. 14.

Содержанию п. п. «и» и «к», устанавливающих смягчающее значение позитивного посткриминального поведения в ранее действовавшем Кодексе, примерно соответствовали обстоятельства, охарактеризованные в п. 9 ст. 38 УК 1960 г. А именно: «чистосердечное раскаяние или явка с повинной, а также активное способствование раскрытию преступления». Представляется обоснованным устранение из УК 1996 г. понятия «чистосердечное раскаяние».

Поскольку характеристика действий виновного как «чистосердечного раскаяния» по- прежнему достаточно широко встречается в следственной и судебной практике, выступлениях прокуроров и адвокатов, необходимо подчеркнуть, что в ранее действовавшем уголовном законе через запятую перечислялись обстоятельства, содержанием которых являются внутреннее эмоциональное состояние субъекта («чистосердечное» раскаяние) и действия, направленные на смягчение причиненного вреда. По существу, в законе речь шла о своеобразном вознаграждении за эти действия, независимо от мотивации. 15.

В психологической литературе понятие раскаяния не раскрывается. С долей условности применительно к уголовно-правовой дефиниции его можно определить как осознание виновным упречности своего поведения именно как преступного, осуждение (самоосуждение) этого поведения и сожаление о нем; наконец, стремление помочь максимально уменьшить причиненный вред. В такой трактовке (а с точки зрения психологии она единственно возможна) речь идет о внутреннем состоянии субъекта. Поэтому данное обстоятельство нельзя объединять в одну группу с другими, связанными с определенными действиями субъекта, которые могут иметь как мотивацию раскаяния, так и иные побуждения.

Анализ методик психологической диагностики со всей определенностью свидетельствует, что на нынешнем этапе их развития состояние раскаяния, а тем более его » чистосердечность» (это житейский, а не научный термин) достоверно установить с их помощью нельзя. Здесь все основывается на оценочных суждениях следователя и суда «со слов» виновного. Поэтому оптимальным было бы в новом УК принять одно из двух возможных решений: либо указать на «деятельное раскаяние», выразившееся в определенных действиях (явка с повинной, помощь в раскрытии преступления и т.д.), либо вообще отказаться от упоминания о раскаянии, ограничившись указанием на действия виновного после совершения преступления, направленные на уменьшение причиненного вреда и активное способствование расследованию.

В п. п. «и», «к» комментируемой статьи избрана вторая позиция. Вместе с тем ст. 75 УК 1996 г., в которой перечисляются обстоятельства, в основном аналогичные охарактеризованным выше, как смягчающие, но которые на этот раз трактуются как позволяющие при определенных условиях освободить лицо от уголовной ответственности, называется «Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием». Иными словами, последнее понятие рассматривается как родовое. Представляется, что это решение психологически адекватно и позволяет использовать для характеристики действий виновного понятие «деятельного раскаяния», зафиксировать позитивную оценку следователем и судом посткриминального поведения. При этом достаточно, чтобы субъект осознавал, что от него требуется не словесное, а именно деятельное раскаяние, проявляющееся в предусмотренных законом поступках.

Смотрите еще:

  • Статья 61 ликвидация юридического лица Статья 61. Ликвидация юридического лица 1. Ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода в порядке универсального правопреемства его прав и обязанностей к другим лицам. 2. Юридическое лицо […]
  • Коап ст 1527 Статья 6.1 КоАП РФ. Сокрытие источника заражения ВИЧ-инфекцией, венерической болезнью и контактов, создающих опасность заражения (действующая редакция) Сокрытие лицом, больным ВИЧ-инфекцией, венерическим заболеванием, […]
  • Доверенность ип на представителя образец Доверенность от ИП на физлицо - образец заполнения Доверенность от ИП на физлицо - образец вы можете скачать ниже и использовать его в качестве шаблона. В статье рассказывается об основных реквизитах доверенности от […]
  • Материнский капитал на обучение ребенка в школе Можно ли оплатить обучение ребенка в школе с помощью материнского капитала? Можно ли оплатить обучение старшего ребенка в частной общеобразовательной школе средствами мат.капитала? младшему 1.8 лет. заранее спасибо за […]
  • Ст 61 ч1 ск рф Статья 61. Обстоятельства, смягчающие наказание 1. Смягчающими обстоятельствами признаются: а) совершение впервые преступления небольшой или средней тяжести вследствие случайного стечения обстоятельств; б) […]
  • Расчет отпуск при увольнении в 2014г Расчет отпускных №5 (143) 2014 В предыдущей статье мы рассмотрели, как вычисляется средний заработок для расчета отпускных. А как рассчитываются сами отпускные? Порядок расчета отпуска и компенсации за неиспользованный […]
admin

Обсуждение закрыто.