П2 ст 20 упк рф

П2 ст 20 упк рф

Статья 20 УПК РФ. Виды уголовного преследования

1. В зависимости от характера и тяжести совершенного преступления уголовное преследование, включая обвинение в суде, осуществляется в публичном, частно-публичном и частном порядке.

2. Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 115 частью первой, 116.1 и 128.1 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации, считаются уголовными делами частного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой настоящей статьи, и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. Примирение допускается до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора, а в суде апелляционной инстанции — до удаления суда апелляционной инстанции в совещательную комнату для вынесения решения по делу.

3. Уголовные дела частно-публичного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат. К уголовным делам частно-публичного обвинения относятся уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 116, 131 частью первой, 132 частью первой, 137 частью первой, 138 частью первой, 139 частью первой, 145, 146 частью первой, 147 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации, а также уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 159 — 159.3, 159.5, 159.6, 160, 165 Уголовного кодекса Российской Федерации, если они совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, либо если эти преступления совершены членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности, за исключением случаев, если преступлением причинен вред интересам государственного или муниципального унитарного предприятия, государственной корпорации, государственной компании, коммерческой организации с участием в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) государства или муниципального образования либо если предметом преступления явилось государственное или муниципальное имущество.

4. Руководитель следственного органа, следователь, а также с согласия прокурора дознаватель возбуждают уголовное дело о любом преступлении, указанном в частях второй и третьей настоящей статьи, и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы. К иным причинам относится также случай совершения преступления лицом, данные о котором не известны.

5. Уголовные дела, за исключением уголовных дел, указанных в частях второй и третьей настоящей статьи, считаются уголовными делами публичного обвинения.

Процессуальное значение процедуры возбуждения и рассмотрения уголовных дел частного обвинения Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Савченко Анатолий Николаевич

Акцентируется внимание на процессуальном значении правил по делам частного обвинения , установленных Уголовно-процессуальным кодексом РФ, и обстоятельствах, при наличии которых возможно предварительное расследование по делам частного обвинения .

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Савченко Анатолий Николаевич,

PROCEDURAL AND VALUE PROCEDURE FOR THE INSTITUTION OF CRIMINAL CASES PRIVATE PROSECUTION

Attention is in process accented about the judicial value of the rules in matters of private prosecution, set by Criminal procedure code of Russian Federation, and circumstances at presence of that the pretrial hearing is possible in matters of private prosecution.

Текст научной работы на тему «Процессуальное значение процедуры возбуждения и рассмотрения уголовных дел частного обвинения»

Вестник Челябинского государственного университета. 2014. № 20 (349). Экономика. Вып. 40. С. 114-118.

УДК 343.9 ББК 67.308

ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ЗНАЧЕНИЕ ПРОЦЕДУРЫ ВОЗБУЖДЕНИЯ И РАССМОТРЕНИЯ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ ЧАСТНОГО ОБВИНЕНИЯ

ФГБОУ ВПО «Челябинский государственный университет», Челябинск, Россия

Акцентируется внимание на процессуальном значении правил по делам частного обвинения, установленных Уголовно-процессуальным кодексом РФ, и обстоятельствах, при наличии которых возможно предварительное расследование по делам частного обвинения.

Ключевые слова: виды уголовного преследования, судебная практика, дела частного обвинения, частный обвинитель, предварительное расследование, дела публичного обвинения.

Вряд ли кто станет оспаривать одну из аксиом по применению норм права о необходимости установления точного смысла применяемой нормы. Точный смысл устанавливается путем толкования данной нормы правоприменителями. К сожалению, в отечественном правоприменении можно привести множество примеров из судебной практики, подтверждающих отсутствие единообразного понимания смысла применяемой нормы в судах общей юрисдикции (ст. 25 Уголовно-процессуального кодекса (УПК) РФ, ст. 238 Уголовного кодекса (УК) РФ и др.). Президент РФ В. В. Путин в ежегодном послании Федеральному Собранию одной из причин необходимости внесения поправок в Конституцию РФ, на основании которых принято решение об объединении Верховного и Высшего Арбитражного судов назвал следующую: «Сегодня в трактовке многих законов эти суды часто расходятся, иногда весьма существенно, выносят разные решения по схожим делам, а то и по одним и тем же. В итоге возникает правовая неопределенность, а порой и несправедливость, которая отражается на людях» [1]. Такая же «правовая неопределенность» возникает, когда применяемая норма трактуется по разному в одних судах — судах общей юрисдикции.

В настоящей статье дан анализ применения правоприменителями нормы ст. 20 УПК РФ, определяющей виды уголовного преследования и устанавливающей (в ч. 2), что дела частного обвинения (ч. 1 ст. 115, ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 128-1 УК РФ) возбуждаются «не иначе как по заявлению

потерпевшего, его законного представителя»1. Положения п. 1 ч. 1 ст. 147 УПК РФ содержат норму, указывающую на порядок возбуждения уголовного дела частного обвинения в отношении конкретного лица, а положениями ч. 1 и 2 ст. 318 УПК РФ закреплен собственно порядок возбуждения дел частного обвинения. Причем исследование смысла данных норм, выявления процессуального значения установленного законодателем порядка возбуждения уголовных дел частного обвинения проводится на основе анализа судебной практики, и поэтому будут затронуты также взаимосвязанные иные нормы уголовно-процессуального закона, устанавливающие особенности производства по уголовным делам частного обвинения.

В частности уголовно-процессуальный закон определяет требование к заявлению потерпевшего или его законного представителя (ч. 5 ст. 318 УПК РФ), указывает на необходимость представления заявлений в суд с копиями по числу лиц, в отношении которых возбуждается уголовное дело частного обвинения (ч. 6 ст. 318 УПК РФ), предписывает разъяснить права частному обвинителю, предусмотренные ст. 42, 43 УПК РФ, закрепляет правило о возможности возврата заявления, если лицо не выполнило требования ч. 5

1 Исключительные случаи, предусмотренные ч. 4 ст. 20 УПК РФ, позволяющие руководителю следственного органа, следователю, а также с согласия прокурора дознавателю возбуждать уголовные дела по делам частного и частно-публичного обвинения и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, не затрагиваются в настоящей статье.

и 6 ст. 318 УПК РФ, предоставляет возможность примирения, и эта возможность должна быть разъяснена сторонам (ч. 5 ст. 319 УПК РФ), возлагает бремя поддержания обвинения на частного обвинителя по уголовным делам частного обвинения (п. 2 ч. 4 ст. 321 УПК РФ), а также содержит и другие процедурные правила при рассмотрении дел частного обвинения. Это и не случайно, так как по делам частного обвинения публичный интерес, по логике законодателя, не затрагивается, и инициатива по уголовной тяжбе принадлежит частному лицу (потерпевшему, частному обвинителю). Поэтому закон не допускает вмешательства должностных лиц и органов государства в уголовный спор частного обвинения (не проводится предварительное расследование, запрещается участие в суде государственного обвинителя), и в связи с этим обязанность по представлению доказательств безальтернативно возлагается исключительно на частного обвинителя. Если же потерпевший по делам частного обвинения обратится в полицию с заявлением о привлечении к уголовной ответственности конкретного обидчика, ему посоветуют обратиться к мировому судье.

На практике, однако, всем этим строгостям процессуального закона не придается никакого процессуального значения, и по делам частного обвинения проводится предварительное расследование с использованием соответственно процедур уголовно-процессуального закона, установленных по делам публичного обвинения.

Так, Е. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 318 УК РФ — в применении насилия, опасного для жизни и здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей (дело публичного обвинения). Но как следует из приговора Заводского районного суда г. Саратова от 9 июня 2014 года, в судебном заседании государственный обвинитель изменил обвинение и просил квалифицировать действия Е. по ч. 1 ст. 115 УК РФ (дело частного обвинения) как умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья. И суд квалифицировал действия Е. по ч. 1 ст. 115 УК РФ — как совершение умышленного причинения легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья.

«Давая правовую оценку действиям подсудимого,— указывается в приговоре,— суд исходит из установленных приведенными выше доказательствами обстоятельств дела, согласно кото-

рым подсудимый Е. умышленно нанес потерпевшему удар рукой в область головы, удар ногой в паховую область и укусил за кисть левой руки, причинив телесные повреждения, повлекшие легкий вред здоровью, по признаку кратковременного расстройства здоровью, сроком не свыше 21 дня, и другие телесные повреждения, не повлекшие вреда здоровью».

Судебная коллегия по уголовным делам Ульяновского областного суда [2] приговор Железнодорожного районного суда г. Ульяновска от 10 апреля 2014 г. в отношении Г., осужденного по ч. 1 ст. 116 УК РФ, оставила без изменения. Как указано в апелляционном определении, выводы суда о виновности Г. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ, «соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на совокупности всесторонне, полно и объективно исследованных в ходе судебного разбирательства доказательств, которым суд в соответствии со статьей 88 УПК РФ дал в приговоре надлежащую оценку, как достоверным и допустимым»; «суд, вопреки доводам представления, правильно установил фактические обстоятельства дела и пришел к верному выводу о том, что квалификация действий Г. по пункту «г» части 2 статьи 161 УК РФ своего подтверждения не нашла».

Из примеров видно, что все требования процессуального закона об особенностях и специфике возбуждения и рассмотрения уголовных дел частного обвинения, обязательности их применения, даже о подсудности рассмотрения уголовных дел частного обвинения не соблюдались в силу лишь ошибочности квалификации действий Е. и Г. органами предварительного следствия, ненадлежащего ведомственного и прокурорского надзора за расследованием уголовного дела.

Итак, получается, что юридическая ошибка компетентных органов по квалификации действий Е. и Г. заменила процедуру возбуждения и рассмотрения уголовного дела частного обвинения и освободила потерпевших от бремени обязанностей частного обвинителя. Ошибка компетентных органов исключила гарантированную законом возможность разрешения уголовного спора миром — прекращением уголовного дела, наделила «правом» проводить предварительное следствие по делу частного обвинения.

Представляет интерес постановление Президиума Верховного Суда РФ от 4 июля 2007 г. № 271-П07ПР по делу Б., осужденного по ч. 1

ст. 105, ч. 1 ст. 213, ст. 119 УК РФ [3]. Как следует из данного документа, Судебная коллегия Верховного Суда РФ изменила приговор, действия Б. переквалифицировала с ч. 1 ст. 213 УК РФ на ст. 116 УК РФ. Заместитель Генерального прокурора РФ в надзорном представлении поставил вопрос о прекращении дела в отношении Б. в части нанесения побоев Ф., об исключении из кассационного определения указания о нанесении осужденным побоев Л.

Приведем мотивировку из постановления Президиума: «Органами следствия Б. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 213 УК РФ, в совершении хулиганских действий в отношении Ф. и Л., в нанесении из хулиганских побуждений побоев потерпевшей Ф., в угрозе применения насилия в отношении Л.

По приговору Томского областного суда Б. был осужден по ч. 1 ст. 213 УК РФ (в ред. от 13 июня 1996 г.) за нанесение ударов Ф. из хулиганских побуждений.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ пришла к выводу об отсутствии в действиях осужденного состава хулиганства, переквалифицировала его действия с ч. 1 ст. 213 УК РФ (в ред. от13 июня 1996 г.) на ст. 116 УК РФ, указав в кассационном определении, что «нанесение осужденным Б. побоев потерпевшим Ф. и Л. в квартире Т., вызванные личными неприязненными отношениями, должно квалифицироваться не как хулиганство, а как побои».

То есть суд кассационной инстанции признал, что осужденный наносил удары не только Ф., но и Л.

Однако суд кассационной инстанции, исходя из требований ст. 340, 350 УПК РСФСР (ст. 387 УПК РФ), не вправе был устанавливать факт нанесения побоев Л., поскольку обвинение Б. в нанесении ей ударов не предъявлялось, судом первой инстанции он за это не осуждался.

В соответствии с положениями ст. 27 УПК РСФСР (ст. 20 УПК РФ) уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст. 116 УК РФ, возбуждаются не иначе как по жалобе потерпевшего и подлежат прекращению в случае примирения его с обвиняемым.

По данному делу потерпевшая Ф. с заявлением о привлечении Б. к уголовной ответственности за нанесение побоев не обращалась, уголовное дело по этому факту не возбуждалось.

Во время допроса на предварительном следствии вопрос о привлечении Б. к ответственно-

сти за нанесение побоев у Ф. не выяснялся, в судебном заседании она не допрашивалась.

Принимая во внимание изложенное, Президиум Верховного Суда РФ отменил приговор суда и кассационное определение в отношении Б. в части осуждения по ст. 116 УК РФ (в ред. от 13 июня 1996 г.), производство по делу прекратил на основании п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием заявления потерпевшего».

Из данного примера также видно, что основанием прекращения производства по делу явилось лишь отсутствие заявления потерпевшего, но про нарушение процедуры, установленной УПК РФ по делам частного обвинения, в решение ничего не говорится.

В преамбуле постановления пленума Верховного Суда РФ от 29 июня 2010 г. № 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве» указывается, что строгое соблюдение норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве, служит важной гарантией реализации лицом, пострадавшим от преступления, своего конституционного права на доступ к правосудию, судебную защиту и компенсацию причиненного ему ущерба.

Вместе с тем, касаясь вопросов производства дел частного обвинения (п. 27-31), Пленум акцентировал внимание лишь на том, что «возбуждение уголовного дела о таких преступлениях производится не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя (часть 1 статьи 147 УПК РФ), за исключением случаев, предусмотренных частью 4 статьи 147 УПК РФ. Существо обвинения, выдвинутого против лица по такому делу, и соответственно пределы судебного разбирательства по нему определяются, исходя из содержания заявления потерпевшего. При этом судье надлежит внимательно рассматривать такие заявления потерпевших, не допускать случаев необоснованного отказа в принятии их к своему производству».

Однако правила, содержащиеся в УПК РФ, об особенностях уголовного судопроизводства по делам частного обвинения включают и обязанность частного лица представлять доказательства, выступать обвинителем.

Кроме заявления потерпевшего по делам частного обвинения для производства предварительного расследования необходимо наличие обстоятельств, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ (если преступление совершено в отношении

лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы, а также если преступление совершено лицом, данные о котором не известны), и лишь при их наличии компетентные лица наделяются процессуальным законом полномочием проводить расследование по уголовному делу частного обвинения.

Необходимо обратить внимание, что если лицо совершило совокупность преступлений, некоторые из которых относятся к делам частного обвинения, то при отсутствии обстоятельств, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ, если следовать предписаниям закона, компетентные органы, как представляется, также не могут проводить предварительное расследование по преступлениям, которые относятся к делам частного обвинения.

Пример из практики: К. приговором Ивановского районного суда Ивановской области от 5 марта 2014 года осужден по ст. 112 ч. 2 п. «в», ст. 116 ч. 1 УК РФ. Как видно из решения суда апелляционной инстанции, которая рассмотрела жалобу осужденного на суровость назначенного наказания, у компетентных органов имелись основания проводить предварительное расследование и по делу частного обвинения, так как существовали обстоятельства, предусмотренные ч. 4 ст. 20 УПК РФ: «Судом установлено, что потерпевшая К. находилась в престарелом возрасте, была частично парализована в связи с перенесенным в 2012 году тяжким заболеванием. Она испытывала затруднения при перемещении по дому, утратила способность к самообслуживанию, в силу болезни не могла защитить себя, оказать активное сопротивление, о чем было достоверно известно осужденному до начала совершения преступления».

Из другого примера судебной практики можно сделать вывод, что предварительное расследование по преступлению, относящемуся к делу частного обвинения, проведено без учета обстоятельств, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ. Виновному лицу инкриминировалось наряду с преступлением частного обвинения и преступление, относящееся к категории публичного. Другими словами, совокупность преступлений в действиях лица, одно из которых относится к делам публичного обвинения, также, судя по примеру из судебной практики, допускает проведение предварительного расследования по делу частного обвинения.

Череповецким городским судом Вологодской области приговор мирового судьи Вологодской области от 6 мая 2013 г. в отношении Р., осужденного по ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 119 УК РФ, оставлен без изменения, а апелляционное представление государственного обвинителя — без удовлетворения.

Как следует из постановления Череповецкого городского суда, которым апелляционное представление государственного обвинителя об изменении наказания, назначенного осужденному, оставлено без удовлетворения, Р. был признан виновным в том, что: «. около 18 часов, находясь в состоянии алкогольного опьянения, в ходе ссоры на почве личных неприязненных отношений умышленно причинил Па. физическую боль, не причинив вреда здоровью; схватил Па. за ворот одежды, сжал руку, высказывал в адрес ее угрозы убийством, затем схватил ее правой рукой за шею, пытался душить, при этом стал высказывать в ее и малолетнего Па. адрес угрозы убийством».

Потерпевшая в своих возражениях на апелляционное представление государственного обвинителя указала, что частичное признание Р. вины было формальным, на самом деле Р. отрицал как факт умышленного причинения ей телесных повреждений, так и факт высказывания угроз в ее адрес и адрес ее внука. Всю вину в произошедшем Р. пытался переложить на нее.

Из примеров судебной практики видно, что ошибка в квалификации компетентными органами действий лица, совершившего преступление, относящего к преступлению частного обвинения, как публичных, по устоявшейся судебной практике, заменяет процедуру, которая установлена для дел частного обвинения. Также и совокупность преступлений дает возможность правоприменителям проводить предварительное расследование и по делам частного обвинения, без обстоятельств, указанных в ч. 4 ст. 20 УПК РФ.

Представляется, что разрешить обозначенную проблему может Верховный Суд РФ путем обобщения судебной практики соблюдения процедуры возбуждения и рассмотрения уголовных дел по делам частного обвинения и выдачи рекомендаций судам об обязательности учета обстоятельств, при наличии которых правоохранительные органы правомочны производить предварительное расследование по делам частного обвинения.

Авторитетное мнение Верховного Суда РФ по разъяснению смысла процессуальных норм и значения установленного законодателем поряд-

ка возбуждения уголовных дел частного обвинения будет способствовать защите прав и свобод потерпевших и обвиняемых.

1. Послание Президента Федеральному Собранию [Электронный ресурс] // Президент России : сайт. URL: http://www.kremlin.ru/news/19825

2. Апелляционное определение от 28 мая 2014 г. Дело № 22-1163/2014 [Электронный ресурс] // Ульяновский областной суд : сайт. URL: http://uloblsud.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=192& Itemid=63&idCard=45465.

3. Бюл. Верхов. Суда Рос. Федерации. 2008. № 2.

Сведения об авторе

Савченко Анатолий Николаевич — старший преподаватель кафедры уголовного процесса и экспертной деятельности Челябинского государственного университета, Челябинск, Россия. [email protected]

Bulletin of Chelyabinsk State University. 2014. № 20 (349). Law. Issue. 40. P. 114-118.

PROCEDURAL AND VALUE PROCEDURE FOR THE INSTITUTION OF CRIMINAL CASES PRIVATE PROSECUTION

Senior lecturer of the Department of criminal procedure and the expertise of the Chelyabinsk state University, Chelyabinsk,

Attention is in process accented about the judicial value of the rules in matters of private prosecution, set by Criminal procedure code of Russian Federation, and circumstances at presence of that the pretrial hearing is possible in matters of private prosecution.

Keywords: types of the criminal proceeding, judicial practice, matters ofprivate prosecution, private accuser, pretrial hearing, matters of public prosecution.

1. Poslanie Prezidenta Federal’nomu Sobraniyu [Message From The President To The Federal Assembly] [Elektronniy resurs] // Prezident Rossii : sait. URL: http://www.kremlin.ru/news/19825

2. Apellyacionnoe opredelenie ot 28 maya 2014 g. Delo № 22-1163/2014 [Appeal of determination dated may 28, 2014 Case No. 22-1163/2014] [Elektronniy resurs] // Ulianovskiy oblastnoy sud : sait. URL: http://uloblsud. ru/index.php?option=com_content&task=view&id=192&Itemid=63&idCard=45465.

3. Bul. Verhov. Suda Ros. Federacii. 2008. № 2.

П2 ст 20 упк рф

Статья 20. Виды уголовного преследования

1. В зависимости от характера и тяжести совершенного преступления уголовное преследование, включая обвинение в суде, осуществляется в публичном, частно-публичном и частном порядке.

2. Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 115 частью первой, 116 частью первой, 129 частью первой и 130 Уголовного кодекса Российской Федерации, считаются уголовными делами частного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой настоящей статьи, и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. Примирение допускается до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора.

(в ред. Федеральных законов от 29.05.2002 N 58-ФЗ, от 12.04.2007 N 47-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

3. Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 131 частью первой, 132 частью первой, 136 частью первой, 137 частью первой, 138 частью первой, 139 частью первой, 145, 146 частью первой и 147 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации, считаются уголовными делами частно — публичного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат, за исключением случаев, предусмотренных статьей 25 настоящего Кодекса.

(в ред. Федеральных законов от 04.07.2003 N 92-ФЗ, от 12.04.2007 N 47-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

4. Руководитель следственного органа, следователь, а также с согласия прокурора дознаватель возбуждают уголовное дело о любом преступлении, указанном в частях второй и третьей настоящей статьи, и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы. К иным причинам относится также случай совершения преступления лицом, данные о котором не известны.

(в ред. Федеральных законов от 12.04.2007 N 47-ФЗ, от 05.06.2007 N 87-ФЗ, от 02.12.2008 N 226-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

5. Уголовные дела, за исключением уголовных дел, указанных в частях второй и третьей настоящей статьи, считаются уголовными делами публичного обвинения.

Комментарий к статье 20

1. Уголовное преследование есть реализация функции обвинения. Из принципа состязательности, закрепленного ст. 15 УПК, следует, что уголовное преследование реализуется стороной обвинения во всех стадиях уголовного судопроизводства. Суд не является органом уголовного преследования и не осуществляет эту функцию.

2. В соответствии с п. 55 ст. 5 УПК уголовное преследование (УП) — это процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления.

Уголовное преследование включает в себя собирание обвинительных доказательств, применение мер процессуального принуждения, а также мер по возмещению вреда, причиненного преступлением, применяемых к подозреваемому и обвиняемому, поддержание обвинения в суде.

3. Производит УП сторона обвинения: прокурор, а также следователь, дознаватель, частный обвинитель, потерпевший, его законный представитель и представитель, гражданский истец и его представитель (п. 47 ст. 5 УПК).

4. Уголовное преследование осуществляется в публичном, частно-публичном и частном порядке.

5. Публичное и частно-публичное обвинение осуществляется публичными официальными органами государственной власти. Государственные органы публичного обвинения представляют собой обвинительную власть. Под обвинительной властью следует понимать совокупность публичных органов уголовного преследования, их полномочия по проведению уголовного преследования и саму их обвинительную деятельность.

6. Из ч. 2 ст. 6 УПК следует, что УП и назначение виновным справедливого наказания является одной из целей уголовного судопроизводства. Эта цель достигается при реализации стороной обвинения уголовного преследования в различных формах и различными способами.

7. Прокурор является должностным лицом, уполномоченным в пределах компетенции, установленной УПК, осуществлять от имени государства УП в ходе уголовного судопроизводства, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия (ч. 1 ст. 37), из чего следует, что прокурор является официальным носителем обвинительной власти. Остальные публичные органы УП находятся в его процессуальном подчинении (см. коммент. к ст. 37). Их обвинительные полномочия производны от обвинительной власти прокурора.

Прокурор возбуждает или дает согласие на возбуждение всех дел публичного и частно-публичного обвинения (п. 2 ч. 2 ст. 37, ст. 146 УПК), он также вправе возбудить уголовное дело в случаях, предусмотренных ч. 4 ст. 20, ч. 3 ст. 318 УПК. Прокурор утверждает обвинительное заключение или обвинительный акт по делам публичного и частно-публичного обвинения, принимает решение о направлении их в суд. Он дает согласие или санкцию на производство ряда процессуальных действий. Он вправе отменить решение органов уголовного преследования. Прокурор реализует также и другие полномочия по надзору за исполнением законов и процессуальному руководству органами УП.

Таким образом, прокурор — это главное лицо публичного уголовного преследования. Он обладает правом распоряжения публичным УП в публичных интересах (см. коммент. к ст. ст. 37, 246, гл. 40).

8. Сторона обвинения в лице следователя, дознавателя, органа дознания, прокурора выполняет на стадии предварительного расследования функцию УП по делам публичного и частно-публичного обвинения как в процессуальной форме, так и в форме оперативно-розыскной деятельности.

9. К понятию публичного уголовного преследования следует отнести и розыскные меры, т.е. меры, принимаемые дознавателем, следователем, а также органом дознания по поручению дознавателя или следователя для установления лица, подозреваемого в совершении преступления (п. 38 ст. 5 УПК). Кроме того, из смысла понятия «момент фактического задержания» (п. 15 ст. 5 УПК) вытекает, что законодатель связывает возможность начала публичного уголовного преследования не только с началом процесса (возбуждением уголовного дела). Очевидно, что оперативно-розыскная деятельность органа дознания по выявлению признаков преступления, являющихся основаниями для возбуждения уголовного дела, также должна быть квалифицирована как публичное уголовное преследование. Этот вывод согласуется со ст. 2 Закона об ОРД, в соответствии с которой задачами оперативно-розыскной деятельности являются выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших; осуществление розыска лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от УП. Таким образом, оперативно-розыскная деятельность входит в понятие уголовного преследования.

Публичное УП шире понятия предварительного расследования. Последнее является процессуальной формой публичного УП.

Уголовное преследование в досудебный период — это деятельность, направленная на подготовку, обоснование утверждения обвинительной власти о наличии материального уголовно-правового отношения между государством и обвиняемым. В суде публичное уголовное преследование имеет форму поддержания государственного обвинения прокурором.

10. Обвинение в суде, т.е. поддержание государственного обвинения прокурором или представителем органа дознания, уполномоченного прокурором — это есть судебная форма УП. Обвинение в суде есть поддержание в суде уже возбужденного преследования посредством представления доказательств и доводов в обоснование обвинения.

11. Уголовное преследование по делам публичного и частно-публичного обвинения в процессуальной деятельности начинается с момента возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица или с момента предъявления обвинения, или с момента фактического задержания лица по подозрению в совершении преступления, или с момента начала осуществления иных мер процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления (см. коммент. к ст. ст. 46, 49, п. 6 ч. 4 ст. 56).

12. Уголовное преследование прекращается в связи с прекращением уголовного дела (ч. 3 ст. 24 УПК).

13. Отказ от осуществления УП обвиняемого является отказом органа уголовного преследования от реализации функции обвинения. Отказ публичного органа уголовного преследования является основанием для прекращения уголовного дела (см. об отказе от уголовного преследования и прекращении уголовного дела гл. 4 и 29, а также ч. 5 ст. 37, ст. 239 УПК).

14. Часть 2 коммент. статьи регламентирует особенность производства по делам частного обвинения. Частное обвинение допускается только по четырем составам преступлений, указанным в ч. 2 коммент. статьи.

Дела частного обвинения — это такие дела, возбуждение которых и производство по которым полностью зависит от воли потерпевшего от преступного деяния. Роль государства в лице мирового судьи сводится единственно к созданию условий для состязания сторон и разрешению уголовно-правового спора между частными лицами.

15. Потерпевший, являющийся частным обвинителем, обладает полной свободой распоряжения обвинением: по его волеизъявлению частное обвинение органа уголовного преследования возбуждается мировым судьей. Согласно ч. 6 ст. 144 УПК заявление потерпевшего по уголовным делам частного обвинения рассматривается судьей в соответствии со ст. 318 УПК «О порядке возбуждения и производства по делам частного обвинения» (см. коммент. к ст. ст. 318, 319).

16. Потерпевший вправе в любой момент судебного разбирательства (но до момента удаления мирового судьи в совещательную комнату для постановления приговора) отказаться от обвинения, в том числе путем примирения с обвиняемым, что влечет прекращение уголовного дела (об условиях и порядке прекращения уголовного дела частного обвинения в связи с примирением сторон см. коммент. к ст. ст. 318, 319).

17. Уголовное дело частного обвинения может быть прекращено в соответствии с ч. 2 коммент. статьи (см. также п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК) по заявлению потерпевшего — частного обвинителя. Согласия обвиняемого на прекращение уголовного дела в такой ситуации не требуется. Однако в подобном случае сторона защиты вправе обжаловать постановление о прекращении уголовного дела в апелляционном порядке.

18. Формой отказа от обвинения, влекущего прекращение уголовного дела, является неявка без уважительных причин потерпевшего в суд (ч. 3 ст. 249).

Однако по ходатайству подсудимого дело может быть в этих случаях рассмотрено по существу в отсутствие потерпевшего (см. коммент. к ст. 249).

19. По делам о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 115, 116, ч. 1 ст. 129 и 130 УК, возможно проведение предварительного расследования в форме дознания только с согласия прокурора при наличии оснований, предусмотренных ч. 4 коммент. статьи.

О проведении публичного уголовного расследования в форме дознания по делам данной категории говорится в п. 1 ч. 3 ст. 150 УПК (см. об этом ниже).

20. Дела частного обвинения рассматриваются и разрешаются мировым судьей. (О порядке производства по делам частного обвинения у мирового судьи см. коммент. к гл. 41.)

21. Понятие «потерпевший по делу частного обвинения» отличается от понятия «потерпевший», которое определено в ч. 1 ст. 42 УПК. Следует полагать, что речь идет о разных участниках уголовного процесса.

В соответствии с ч. 1 ст. 42 УПК потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. Решение о признании потерпевшим оформляется постановлением дознавателя, следователя, прокурора или суда. Таким образом, он определен в материально-формальном смысле (лицо, которому причинен вред и которое признано потерпевшим в установленном законом порядке).

Потерпевший по делу частного обвинения по смыслу ст. ст. 22, 43, 318 УПК — это лицо, подавшее заявление в суд по уголовному делу частного обвинения в порядке, установленном ст. 318 УПК, и поддерживающее обвинение в суде как самостоятельно, так и вместе с прокурором, если последний вступил в дело, в силу ч. 4 ст. 20 УПК. Таким образом, потерпевший по делу частного обвинения — это обвинитель по уголовному делу частного обвинения, заявивший частный уголовный иск в связи с предполагаемым фактом совершения против него преступления, указанного в ч. 2 ст. 20 УПК.

22. Процессуальный статус потерпевшего лицо приобретает с момента принятия мировым судьей его заявления. В соответствии с ч. 7 ст. 318 УПК с момента принятия судом заявления к своему производству лицо, его подавшее, является частным обвинителем. Ему должны быть разъяснены права, предусмотренные ст. ст. 42 и 43 УПК, о чем составляется протокол, подписываемый судьей и лицом, подавшим заявление.

23. Если в ч. 2 ст. 20 УПК говорится, что уголовные дела частного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя и представителя, то в ч. 1 ст. 318 УПК законодатель устанавливает, что уголовные дела о преступлениях, указанных в ч. 2 ст. 20 УПК возбуждаются путем подачи заявления потерпевшим или его законным представителем.

Следует считать более точной формулировку ст. 20 УПК, так как, если потерпевшим является юридическое лицо, подать заявление для возбуждения УП может только его представитель.

О понятии законного представителя см. п. 12 ст. 5 УПК, о понятии представителя потерпевшего — ст. 45 УПК.

24. Согласно ч. 3 ст. 45 УПК законные представители и представители потерпевшего имеют те же процессуальные права, что и представляемое ими лицо.

В соответствии с ч. 2 ст. 45 для защиты прав и законных интересов потерпевших, являющихся несовершеннолетними или по своему физическому или психическому состоянию лишенных возможности самостоятельно защищать свои права и законные интересы, к обязательному участию в уголовном деле привлекаются их законные представители или представители.

Законные представители несовершеннолетнего потерпевшего допускаются к участию в деле на основании постановления прокурора, следователя, дознавателя с момента вынесения постановления о признании несовершеннолетнего потерпевшим (см. коммент. к ст. 42) или с момента установления того, что по своему физическому или психическому состоянию лицо, признанное потерпевшим, лишено возможности самостоятельно защищать свои права и законные интересы.

25. Согласно ч. 2 ст. 43 УПК частный обвинитель наделяется правами, предусмотренными ч. ч. 4 — 6 ст. 246 УПК. Естественно, за теми изъятиями, которые вытекают из сущности дел частного обвинения. В частности, это касается возможности замены частного обвинителя.

26. Из ч. 6 ст. 246 УПК вытекает, что частный обвинитель может предъявить по уголовному делу частного обвинения гражданский иск вопреки правилу, установленному ч. 2 ст. 44 УПК.

Очевидно, что частный обвинитель по делу частного обвинения не может быть лишен права на предъявление требования о возмещении вреда, причиненного преступлением, и расходов, понесенных в связи с осуществлением (ч. ч. 3, 4 ст. 42 УПК).

О порядке заявления гражданского иска по делу частного обвинения см. коммент. к ст. 319.

27. В ч. 3 ст. 20 УПК содержится перечень дел частно-публичного обвинения. Право распоряжения обвинением по делам данной категории принадлежит частному обвинителю только частично: по его волеизъявлению уголовное дело возбуждается. Без заявления потерпевшего деяние не может считаться преступным и уголовное дело не может быть возбуждено.

28. Круг дел частно-публичного обвинения по сравнению с УПК РСФСР (ч. 2 ст. 27) расширен. К ранее существовавшим (по ч. 2 ст. 27 УПК РСФСР) прибавились дела о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 132, ч. 1 ст. 136, ч. 1 ст. 137, ч. 1 ст. 138, ч. 1 ст. 139, ст. 145 УК.

29. Уголовные дела о преступлениях, указанных в ч. 3 ст. 20 УПК, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, но производство по таким уголовным делам ведется в общем порядке (см. коммент. к ч. 1 ст. 147).

30. Органы публичного уголовного преследования вправе возбудить уголовное дело по признакам преступления, указанного в ч. 3 ст. 20 УПК, при наличии обстоятельств, указанных в ч. 4 ст. 20, ч. 2 ст. 147 УПК.

По делам о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 131, ч. 1 ст. 136, ч. 1 ст. 137, ч. 1 ст. 138, ч. 1 ст. 139, ст. 145, ч. 1 ст. 146 и ч. 1 ст. 147 УК, производится предварительное следствие следователями прокуратуры (п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК).

Таким образом, после возбуждения уголовного дела по заявлению потерпевшего дальнейшее производство по данному делу осуществляется компетентными государственными органами независимо от воли потерпевшего в обычном порядке. Прекращению дела частно-публичного обвинения в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат (как уголовное дело частного обвинения), за исключением случаев, предусмотренных ст. 25 УПК.

31. Согласно ст. 25 УПК суд, прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица, против которого впервые осуществляется уголовное преследование по подозрению или обвинению в совершении преступления небольшой или средней тяжести, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред.

При этом по делам о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 131 УК, уголовные дела по основанию, предусмотренному ст. 25 УПК, прекращению не подлежат.

32. Для суда и органов УП основание, предусмотренное ст. 25 УПК, создает только право, а не обязанность для прекращения уголовного дела. Поэтому суд и орган уголовного преследования вправе отказать сторонам в удовлетворении ходатайства о прекращении дела частно-публичного обвинения в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. Аналогичным образом вправе поступить суд и орган УП, если потерпевший отказался от своего заявления, ссылаясь на то, что он не желает осуждения и наказания обвиняемого.

33. По делам частного обвинения в соответствии с п. 1 ч. 3 ст. 150 дознание может производиться только в случае, когда это признает необходимым прокурор.

34. Согласно ч. 3 ст. 318 УПК уголовное дело может быть возбуждено прокурором в случаях, когда потерпевший в силу беспомощного состояния или по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы. При этом прокурор направляет уголовное дело для производства предварительного расследования.

35. Прокурор вправе возбудить уголовное дело частно-публичного обвинения при отсутствии заявления потерпевшего в случаях, если последний в силу беспомощного состояния или по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы (ч. 2 ст. 147 УПК).

36. В сравнении с нормами, содержащимися в ч. 2 ст. 147 и ч. 3 ст. 318 УПК, норма, которую содержит ч. 4 коммент. статьи, предусматривает несколько иные основания для возбуждения дела в публичном порядке.

Следует считать, что исчерпывающий перечень оснований для публично-правового вмешательства в дела частного обвинения таков: 1) беспомощное состояние потерпевшего; 2) зависимое состояние (от обвиняемого и (или) его окружения); 3) по иным причинам потерпевший не может защищать свои права и законные интересы или не способен самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами.

37. Круг оснований для публично-правового вмешательства в дела частно-публичного обвинения более узок: он исчерпывается только теми основаниями, которые приведены в ч. 4 коммент. статьи (см. также ч. 2 ст. 147 УПК).

38. Следует считать, что целью возбуждения уголовного дела публичного обвинения в данном случае является защита прав и свобод человека и гражданина, потерпевшего от преступления, а не абстрактно понимаемая общественная значимость дела. Никакие другие основания (включая публично-правового характера) не могут быть принимаемы в расчет прокурором при принятии такого рода решения.

39. Следователь, дознаватель, прокурор, судья могут признать состояние потерпевшего беспомощным вследствие как психических, так и физических недостатков. Например, следует считать беспомощным в силу психических недостатков состояние лиц, признанных судом в порядке гражданского судопроизводства ограниченно дееспособными либо страдающих тяжелыми психическими заболеваниями и состоящих на учете в психиатрических медицинских учреждениях. Физическими недостатками, обусловливающими беспомощное состояние потерпевшего, или его неспособность защищать свои права и законные интересы, или неспособность самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами, должны быть признаны немота, глухота, слепота, а также наличие соматических заболеваний, сопровождающихся острыми болезненными симптомами либо являющихся хроническими. Как правило, такие лица являются инвалидами I или II группы.

40. Зависимое состояние потерпевшего (очевидно, от обвиняемого и (или) его окружения), обусловливающее его неспособность самостоятельно защитить свои права и законные интересы, может проявляться по-разному. Это может быть служебная, материальная, а также психическая зависимость. Компетентный государственный орган в каждом конкретном случае должен оценить конфликтную ситуацию и характер взаимоотношений между участниками конфликта, личность потерпевшего.

41. Вмешательство органов публичного УП превращает дело частного или частно-публичного обвинения в публичное и отменяет право потерпевшего самому определять криминальность совершенного в отношении него деяния и требовать привлечения к уголовной ответственности виновника, а также прекращать его уголовное преследование.

42. Нормы, содержащиеся в ч. 4 ст. 20 УПК, предоставляют право не только прокурору, но также следователю или дознавателю — с согласия прокурора — на публично-правовое вмешательство в дела частного и частно-публичного обвинения и при отсутствии заявления потерпевшего.

Однако в любом случае окончательное решение о публично-правовом вмешательстве в дела частного обвинения или частно-публичного обвинения принадлежит прокурору. Уголовное дело при наличии обстоятельств, указанных в ч. 4 ст. 20, возбуждается в порядке ст. 146 УПК. При этом прокурор вправе определить форму предварительного расследования с учетом положений ст. 150, ч. 1 ст. 223 УПК.

43. Если в ходе предварительного расследования следователь, прокурор, дознаватель приходят к выводу о необходимости переквалифицировать действия обвиняемого в сторону смягчения обвинения, а именно на статьи уголовного закона, предусматривающие привлечение к уголовному преследованию только по заявлению потерпевшего, то предварительное расследование может быть продолжено по делу частного обвинения только с согласия прокурора, если будут установлены обстоятельства, предусмотренные ч. 4 ст. 20. Если же органы уголовного преследования переквалифицируют действия обвиняемого на статьи уголовного закона, указанные в ч. 3 ст. 20, то потерпевший должен будет подать заявление с требованием о привлечении к уголовной ответственности обвиняемого (если такое требование не было заявлено и запротоколировано ранее, в том числе в ходе проведения тех или иных следственных действий с участием потерпевшего). По делам частно-публичного обвинения заявление потерпевшего должно соответствовать ст. 141 УПК. На него не распространяются требования ч. ч. 5, 6 ст. 318. Вместе с тем заявление потерпевшего по делу частно-публичного обвинения обязательно должно содержать просьбу к органу УП (прокурору) возбудить УП и привлечь обвиняемого к уголовной ответственности. В случае подачи заявления потерпевшего производство по уголовному делу частно-публичного обвинения продолжается в обычном порядке. При нежелании со стороны потерпевшего подать подобное заявление уголовное дело подлежит прекращению на основании п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК.

44. Если орган УП придет к выводу, что в результате переквалификации действий обвиняемого, уголовное преследование в отношении него должен вести потерпевший в частном порядке, то прокурор, руководствуясь ч. 5 ст. 37 УПК и принимая во внимание ч. 4 ст. 20 УПК, прекращает УП в публичном порядке этого лица, а также и уголовное дело — на основании ч. 2 ст. 20 УПК.

При этом потерпевшему разъясняется право подать заявление мировому судье для возбуждения дела частного обвинения в порядке, предусмотренном ст. 318 УПК.

45. Материалы прекращенного уголовного дела остаются у органа УП. По запросу мирового судьи, принявшего заявление потерпевшего к своему рассмотрению, они могут быть направлены ему.

46. Поскольку заявление о возбуждении уголовного дела частного обвинения принимаются только мировым судьей, орган публичного УП не вправе принимать его.

47. Если потерпевший обратился с сообщением о совершении преступления, указанного в ч. 2 ст. 20 УПК, в орган предварительного расследования или к прокурору, то орган дознания, дознаватель, следователь, прокурор выносят постановление о передаче заявления мировому судье (п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК). При этом орган публичного уголовного преследования принимает меры по сохранению следов преступления (ч. 3 ст. 145 УПК). В случае необходимости правоохранительные органы должны принять меры к предотвращению или пресечению преступления. Потерпевшему разъясняют его права (и порядок их реализации) на возбуждение частного УП.

48. Если в ходе судебного разбирательства действия подсудимого переквалифицируются на статью уголовного закона о преступлении, преследуемом в порядке частного обвинения, то при поступлении заявления потерпевшего с требованием привлечь к уголовной ответственности виновного суд может осудить лицо, совершившее преступление. В случае примирения сторон в судебном заседании или отсутствии требования или заявления потерпевшего о привлечении обидчика к уголовной ответственности за содеянное суд обязан прекратить уголовное дело по одному из этих оснований.

49. Если суд в ходе судебного разбирательства придет к выводу о необходимости изменения квалификации ранее предъявленного подсудимому обвинения на статьи уголовного закона, предусматривающего ответственность за преступления, дела по которым возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, суд при наличии в деле письменного заявления потерпевшего (в виде отдельного документа или запротоколированного в ходе производства того или иного судебного действия) или же его устного заявления в судебном заседании о привлечении подсудимого к уголовной ответственности может переквалифицировать действия подсудимого на вышеуказанные статьи уголовного закона и вынести обвинительный приговор. В таких же случаях, но при отсутствии заявления потерпевшего, суд своим постановлением (определением) прекращает уголовное дело производством на основании п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК. Это не лишает потерпевшего права подать заявление мировому судье о возбуждении дела частного обвинения в порядке, регламентированном ст. 318 УПК.

50. Частное обвинение возбуждается только в отношении конкретного лица (которое должно быть указано в заявлении). Распространение обвинения в ходе дальнейшего производства у мирового судьи на других лиц недопустимо, поскольку дело частного обвинения в отношении определенного лица не может быть рассмотрено без его возбуждения. Поэтому, если в первоначальном заявлении не было указано лицо, которое потерпевший потребовал привлечь к уголовной ответственности в ходе производства у мирового судьи, необходима подача нового заявления в порядке ст. 318 УПК. Мировой судья может объединить эти заявления в одно производство с соблюдением правил, приведенных в ст. ст. 153, 318, 319 УПК.

51. Дела частного обвинения обладают делимостью. Если вред потерпевшему был причинен в результате совершения преступления несколькими лицами, то только от него зависит, кого привлечь к уголовной ответственности — всех или кого-то одного из них. Если потерпевших несколько, любой из них может потребовать возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица, присоединиться к возбужденному уголовному делу частного обвинения. Примирение одного из нескольких потерпевших с обвиняемым не прекращает дела, если обвинение продолжает поддерживать другой потерпевший.

Смотрите еще:

  • Заявление об отказе от частного обвинения Заявление об отказе от частного обвинения ПРОБЛЕМЫ ПРЕКРАЩЕНИЯ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ ЧАСТНОГО ОБВИНЕНИЯ А. ГРИЧАНИЧЕНКО Алексей Гричаниченко, судья Новгородского областного суда. Согласно ч. 2 ст. 20 УПК РФ уголовные дела […]
  • Преступления частно-публичного обвинения ук рф Статья 20. Виды уголовного преследования Информация об изменениях: Федеральным законом от 12 апреля 2007 г. N 47-ФЗ в статью 20 настоящего Кодекса внесены изменения Статья 20. Виды уголовного преследования См. […]
  • Временная регистрация для ребенка отдельно от родителей Временная регистрация несовершеннолетнего без постоянной прописки Здравствуйте! В связи с продажей дома банком, требуется выписка несовершеннолетнего ребенка, постоянную прописку оформить нет возможности, можно ли […]
  • Ст 116 ук рф в отношении несовершеннолетних Привлечение к ответственности несовершеннолетнего моего несовершеннолетнего сына хотят привлечь к ответственности по ст.116 ук рф.на момент события правонарушения ему было 16.5 лет.конфликт случился 06.06.2013.мой сын […]
  • Мировое соглашение по 116 ук рф образец Побои в отношении несовершеннолетнего Здравствуйте! Хочу проконсультироваться у вас. Мне 24 года, моей девушке 16. У нас произошел конфликт с ней, в следствии чего я нанес ей побои (был в состоянии аффекта) . Следствие […]
  • Ст116 ч1 ук рф коап Как после декриминализации привлечь подсудимых по ст.116 УК РФ, к административной ответственности? здравствуйте. Дело по ст.116,в связи с декриминализацией закрыто. А как привлечь подсудимых к административной […]
admin

Обсуждение закрыто.