Трудовой кодекс рф статья 71 и 81

Трудовой кодекс рф статья 71 и 81

Трудовой кодекс рф статья 71 и 81

О Б О Б Щ Е Н И Е

практики рассмотрения судами Саратовской области дел о расторжении трудового договора по инициативе работодателя и по другим основаниям, не связанным с волеизъявлением работника

В соответствии с утвержденным планом работы Саратовского областного суда на 1-е полугодие 2008 года была изучена практика рассмотрения судами области дел о расторжении трудового договора по инициативе работодателя и по другим основаниям, не связанным с волеизъявлением работника. За 2007 год судами области было рассмотрено 195 дел обобщаемой категории, в том числе 149 дел рассмотрено с вынесением решения. Из 149 дел, рассмотренных с вынесением решения, по 88 были вынесены решения об удовлетворении исковых требований, что составляет более 52 %. При этом необходимо иметь в виду, что по большей части оставшихся дел судами были вынесены определения о прекращении производства по делу в связи с утверждением мирового соглашения между сторонами и в связи с принятием отказа истца от иска по причине добровольного удовлетворения требований ответчиком. В кассационном порядке было отменено 17 решений. 32 % дел из общего количества рассмотренных дел данной категории составили дела по обращениям граждан по факту неправомерного увольнения по подпункту «а» п. 6 ст. 81 ТК РФ (однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей — прогула, то есть отсутствия на рабочем месте без уважительных причин в течение всего рабочего дня (смены), независимо от его (ее) продолжительности, а также в случае отсутствия на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня (смены). 27 дел рассмотрено с превышением установленного законом срока рассмотрения дел данной категории. По вышеуказанным делам вынесено 31 частное определение.

Подведомственность и подсудность.

Прием исковых заявлений к производству суда.

В силу пункта 1 части 1 статьи 22 ГПК РФ и статей 382, 391 Трудового кодекса РФ дела по спорам, возникшим из трудовых правоотношений, подведомственны судам общей юрисдикции.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003 г. № 2 «О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» обращено внимание судов на то, что Арбитражным процессуальным кодексом РФ (статья 33) к подведомственности арбитражных судов отнесены дела по спорам между акционером и акционерным обществом, участниками иных хозяйственных товариществ и обществ, вытекающим из деятельности хозяйственных товариществ и обществ, за исключением трудовых споров. Указанные дела подведомственны арбитражным судам независимо от того, какие лица — юридические или физические — являются участниками правоотношений, из которых возник спор.

Дела по трудовым спорам между акционером — физическим лицом и акционерным обществом, участником иного хозяйственного товарищества или общества и этим хозяйственным товариществом или обществом подведомственны судам общей юрисдикции.

Вопрос о том, является ли возникший между указанными субъектами спор трудовым, судам необходимо решать на основании статьи 381 Трудового кодекса РФ, согласно которой индивидуальный трудовой спор — неурегулированные разногласия между работодателем и работником по вопросам применения законов и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, коллективного договора, соглашения, трудового договора (в том числе об установлении или изменении индивидуальных условий труда), о которых заявлено в орган по рассмотрению трудовых споров.

Учитывая то, что отношения между единоличными исполнительными органами обществ (директорами, генеральными директорами), членами коллегиальных исполнительных органов обществ (правлений, дирекций), с одной стороны, и обществами — с другой, основаны на трудовых договорах (глава 43 Трудового кодекса РФ), дела по искам указанных лиц о признании недействительными решений коллегиальных органов акционерных обществ, иных хозяйственных товариществ и обществ о досрочном прекращении их полномочий, о восстановлении в занимаемых должностях и оплате времени вынужденного прогула подведомственны судам общей юрисдикции, которые в силу статей 382 и 391 Трудового кодекса РФ являются по данным делам органами по разрешению трудовых споров.

При принятии искового заявления судье необходимо определить, вытекает ли спор из трудовых правоотношений, т.е. из таких отношений, которые основаны на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы), подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором (статья 15 ТК РФ), а также подсудно ли дело данному суду.

Решая вопрос о родовой подсудности дела, следует иметь в виду, что исходя из содержания пункта 6 части 1 статьи 23 ГПК РФ мировой судья рассматривает в качестве суда первой инстанции все дела, возникшие из трудовых отношений, за исключением дел о восстановлении на работе и дел о признании забастовки незаконной, независимо от цены иска. При этом необходимо учитывать, что трудовой спор, возникший в связи с отказом в приеме на работу, не является спором о восстановлении на работе, так как он возникает между работодателем и лицом, изъявившим желание заключить трудовой договор (часть вторая статьи 381, часть третья статьи 391 ТК РФ), а не между работодателем и лицом, ранее состоявшим с ним в трудовых отношениях.

Мировому судье подсудны также дела по искам работников о признании перевода на другую работу незаконным, поскольку в указанном случае трудовые отношения между работником и работодателем не прекращаются.

Все дела о восстановлении на работе, независимо от основания прекращения трудового договора, включая и расторжение трудового договора с работником в связи с неудовлетворительным результатом испытания (часть первая статьи 71 ТК РФ), подсудны районному суду. Дела по искам работников, трудовые отношения с которыми прекращены, о признании увольнения незаконным и об изменении формулировки причины увольнения также подлежат рассмотрению районным судом, поскольку по существу предметом проверки в этом случае является законность увольнения.[1]

Территориальная подсудность — подсудность, которая зависит от разграничения компетенции судов одного уровня.

Общая территориальная подсудность определяется местом жительства ответчика-гражданина (физического лица — работодателя) или местом нахождения ответчика-организации. Исковое заявление должно подаваться в тот суд, на территории деятельности которого находится ответчик. В соответствии со ст. 20 ГК РФ местом жительства признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает. В соответствии с п. 2 ст. 54 ГК РФ место нахождения юридического лица определяется местом его государственной регистрации. Государственная регистрация юридического лица осуществляется по месту нахождения его постоянно действующего исполнительного органа, а в случае отсутствия постоянно действующего исполнительного органа — иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности.

Иск к организации, вытекающий из деятельности ее филиала или представительства, может быть предъявлен также в суд по месту нахождения ее филиала или представительства (альтернативная территориальная подсудность, ч. 2 ст. 29 ГПК РФ). При этом следует иметь в виду, что представительством является обособленное подразделение юридического лица, расположенное вне места его нахождения, которое представляет интересы юридического лица и осуществляет их защиту (п. 1 ст. 55 ГК РФ); филиалом является обособленное подразделение юридического лица, расположенное вне места его нахождения и осуществляющее все его функции или их часть, в том числе функции представительства (п. 2 ст. 55 ГК РФ). Вместе с тем, представительства и филиалы не являются юридическими лицами. Они наделяются имуществом создавшим их юридическим лицом и действуют на основании утвержденных им положений. Представительства и филиалы должны быть указаны в учредительных документах создавшего их юридического лица. Таким образом, и в случае предъявления иска по месту нахождения представительства или филиала юридического лица надлежащим ответчиком в силу ч. 1 ст. 37 ГПК РФ является юридическое лицо.

При изучении дел установлено, что имели место случаи нарушения правил территориальной подсудности при рассмотрении дел.

Так, гражданское дело по иску К. к филиалу ОАО о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда рассмотрено 29 марта 2007 г. районным судом Саратовской области по существу с вынесением решения об отказе в удовлетворении требований. Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 16 мая 2007 г. решение отменено в связи с несоблюдением правил территориальной подсудности. Из материалов дела следует, что у филиала ОАО в р.п. Александров Гай или в Александрово-Гайском районе Саратовской области нет филиала, в р.п. Александров Гай имеется лишь участок комплексного ремонта энергомеханического оборудования компрессорной станции филиала ОАО, который не является филиалом или представительством.

Решением районного суда Саратовской области от 27 декабря 2006 г. удовлетворены требования Ф. к Территориальному органу Федеральной службы по Саратовской области об отмене дисциплинарного взыскания, восстановлении на работе и взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула. Определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 6 июня 2007 г. решение отменено в связи с несоблюдением правил территориальной подсудности. Из материалов дела следует, что у Территориального органа Федеральной службы по Саратовской области филиала или представительства в Ф-ком районе Саратовской области не имеется. Ф. работала в Е-ком отделе, который согласно Положению о нем является структурным подразделением Территориального органа Федеральной службы по Саратовской области.

П. обратился в районный суд г. Саратова с иском к ОАО о восстановлении на работе, признании записи в трудовой книжке об увольнении незаконной, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда. Решением районного суда г. Саратова от 08 мая 2007 г. в удовлетворении исковых требований отказано. Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 23 августа 2007 г. решение суда отменено по аналогичным основаниям. Как следует из материалов дела, П. работал в должности проводника в Саратовской дирекции. Однако Саратовская дирекция является структурным подразделением Приволжской региональной дирекции, которая в свою очередь является структурным подразделением Федеральной пассажирской дирекции – филиала ОАО. В ходе рассмотрения дела судом была произведена замена Саратовской дирекции на надлежащего ответчика – ОАО, Саратовская дирекция привлечена в качестве третьего лица по делу, а впоследствии исключена из числа третьих лиц с согласия истца и представителя ответчика. Таким образом, ответчиком по делу являлось ОАО, находящееся в г. Москве, в связи с чем районный суд г. Саратова рассмотрел неподсудный для него трудовой спор.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если имеется вступившее в законную силу решение суда по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям или определение суда о прекращении производства по делу в связи с принятием отказа истца от иска или утверждением мирового соглашения сторон. Отказ в принятии искового заявления препятствует повторному обращению заявителя в суд с иском к тому же ответчику, о том же предмете и по тем же основаниям.

Таким образом, тождественность исков является основанием для отказа в принятии искового заявления. Тождественность исков означает, что иски имеют одинаковый предмет, основания и субъектный состав.

Определением городского суда Саратовской области от 18 сентября 2007 г. Е. отказано в принятии искового заявления к ООО в лице конкурсного управляющего М. о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации за неиспользованный отпуск, компенсации морального вреда в связи с незаконным увольнением. Определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 18 октября 2007 г. названное определение отменено по следующим основаниям. Суд первой инстанции, отказывая в принятии искового заявления, указал, что имеется вступившее в законную силу решение городского суда от 30 марта 2007 г., которым в удовлетворении аналогичных требований истца было отказано. Однако судом не принято во внимание, что предметом исковых требований Е., рассмотренных городским судом 30 марта 2007 г., являлись взыскание зарплаты за время вынужденного прогула, связанного с невыдачей и утратой трудовой книжки, и компенсация морального вреда. Предметом же настоящего искового заявления Е. является, в первую очередь, восстановление его на работе. Ранее исковые требования о восстановлении на работе в должности директора общества Е. не заявлял. Таким образом, вывод суда о том, что предъявленный иск тождественен ранее заявленному и рассмотренному по существу иску, не основан на материалах дела.

Исчерпывающий перечень оснований для возврата искового заявления содержится в ч. 1 ст. 135 ГПК РФ. В соответствии с ч. 1 ст. 136 ГПК РФ основанием для оставления искового заявления без движения служит его подача без соблюдения какого-либо из требований, установленных статьями 131 и 132 настоящего Кодекса.

При этом следует иметь в виду, что в двух случаях исковое заявление может быть, как возвращено лицу, подавшему его, так и оставлено без движения по выбору судьи:

1) в случае отсутствия подписи истца или его представителя на исковом заявлении (ч. 4 ст. 131 и п. 4 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ);

2) в случае отсутствия документа, подтверждающего соблюдение истцом установленного федеральным законом для данной категории споров или предусмотренного договором сторон обязательного досудебного порядка урегулирования спора (п. 7 ч. 2 ст.131 и п. 1 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ).

При изучении дел установлено, что 8 исковых заявлений были оставлены без движения по причине их подачи без соблюдения требований статей 131,132 ГПК РФ.

В одном случае имело место необоснованное оставление искового заявления без движения.

Определением районного суда Саратовской области от 28 сентября 2007 г. исковое заявление Т. к ООО о восстановлении на работе, взыскании среднемесячной заработной платы за время вынужденного прогула было оставлено без движения, так как в исковом заявлении не указаны и к заявлению не приложены доказательства, подтверждающие тот факт, что 01 августа 2007 г. заявителю объявлено о том, что он уволен и выходить на работу ему не надо. Определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 1 октября 2007 г. данное определение отменено. Истцом в поданном исковом заявлении указаны обстоятельства, на которых он основывает свои требования, а именно: в подтверждение факта своего увольнения 01 августа 2007 г. истец приложил копии заявлений в ООО от 06 августа 2007 г. и от 16 августа 2007 г., заявления в прокуратуру К-го района Саратовской области от 09 августа 2007 г. и от 10 августа 20.07 г., заявление в государственную инспекцию труда по Саратовской области от 05 сентября 2007 г. В исковом заявлении имеется ходатайство об истребовании от ответчика документов о приеме и увольнении, копии трудового договора и справки о заработной плате, трудовой книжки, поскольку обращения истца о выдаче копий названных документов работодателем игнорируются. Кроме того, к исковому заявлению приложено письменное ходатайство о вызове свидетелей, которые могут подтвердить тот факт, что истцу было объявлено об увольнении с 01 августа 20.07 г. и о том, что он на работу выходить не должен. Таким образом, судом не учтено, что в соответствии с п. 5 ч. 2 ст. 131 ГПК РФ истец должен лишь сослаться на обстоятельства, служащие основанием его требований, и доказательства, их подтверждающие, либо просить суд оказать помощь в их истребовании.

Подготовка дел к судебному разбирательству. Средства доказывания.

Подготовка каждого гражданского дела к предстоящему судебному разбирательству является обязательной стадией производства по делу в суде первой инстанции (ч. 2 ст. 147 ГПК РФ).

Точное и неуклонное соблюдение требований закона о проведении надлежащей подготовки гражданских дел к судебному разбирательству является одним из основных условий правильного и своевременного их разрешения.

В соответствии со ст. 147 ГПК РФ судья обязан вынести определение о подготовке дела к судебному разбирательству с указанием конкретных действий, которые следует произвести.

Такое определение должно быть вынесено и в случае, если возникает необходимость в дополнительных действиях по подготовке дела к судебному разбирательству после отмены ранее состоявшегося судебного решения и направления дела на новое рассмотрение.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 14 апреля 1988 г. № 2 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству»[2] разъяснено, что круг необходимых средств доказывания определяется с учетом характера заявленных требований и возражений. В частности, по делам о восстановлении на работе лица, уволенного по инициативе работодателя, это — копии приказов о принятии на работу, о переводах и об увольнении, копия письма работодателя в соответствующий выборный профсоюзный орган для учета его мнения о возможном расторжении трудового договора в соответствии с пунктами 2, 3 или 5 части 1 статьи 81 ТК РФ, копия мотивированного мнения выборного профсоюзного органа, справки о среднем заработке истца и об окладе должностного лица, если оно привлекается в порядке, предусмотренном ст. 39 ГПК.

Необходимость в иных средствах доказывания зависит от основания увольнения.

По делам о восстановлении на работе лиц, уволенных по сокращению численности или штата работников это — выписки из штатных расписаний (до и после увольнения), документы о сокращении штата или численности работников, производственная характеристика истца; материалы, содержащие данные, которые в соответствии со ст. 179 ТК РФ могут создать для него преимущественное право на оставление на работе, а также доказательства, подтверждающие отказ истца от перевода на другую работу либо отсутствие у работодателя возможности перевести работника с его согласия на другую работу; сведения о предупреждении работника об увольнении не менее, чем за 2 месяца.

По делам о восстановлении на работе лиц, уволенных за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей, — также документы о применении мер дисциплинарного взыскания, а также материалы, послужившие основанием для наложения этих взысканий (докладные записки, объяснения и т.п.).

По делам о восстановлении на работе лиц, уволенных по инициативе работодателя, бремя доказывания наличия законного основания для увольнения и соблюдения установленного порядка увольнения лежит на ответчике.

Большинство судей ответственно подходили к вопросам подготовки дел к судебному разбирательству и выполняли действия, которые предписаны статьями 147-150 ГПК РФ.

Однако некоторые судьи ненадлежащим образом относились к этой стадии производства по делу или вовсе ее игнорировали.

Так, определением о принятии дела к производству и подготовке к судебному разбирательству судьи районного суда Саратовской области от 30 ноября 2006 г. к производству суда принято исковое заявление М. к ИП о восстановлении на работе и компенсации морального вреда. В данном процессуальном документе судьей не разрешен вопрос о составе лиц, участвующих в деле, и других участников процесса, не определены юридически значимые обстоятельства по делу, что повлекло в последующем отложение судебного разбирательства.

Решением городского суда Саратовской области от 12 апреля 2007 г. удовлетворены требования Д. к Б-му отделению филиала Банка о признании приказа о прекращении действия трудового договора незаконным, о восстановлении на работе и компенсации морального вреда. Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 23 мая 2007 г. решение суда первой инстанции отменено, дело направлено на новое рассмотрение. При подготовке и рассмотрении дела по существу суд первой инстанции фактически не разрешил вопрос о составе лиц, участвующих в деле, поскольку филиал Банка это отделение (обособленное подразделение) Банка, не являющееся юридическим лицом. Суд не привлек надлежащего ответчика (Банк) к участию в деле.

Срок обращения в суд с заявлением о восстановлении на работе.

В соответствии с ч. 1 ст. 392 ТК РФ работник имеет право обратиться за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении – в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении или со дня выдачи трудовой книжки, либо со дня, когда работник отказался от получения приказа об увольнении или трудовой книжки.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» разъяснено, что судья не вправе отказать в принятии искового заявления по мотивам пропуска без уважительных причин срока обращения в суд, так как Кодекс не предусматривает такой возможности.

Исходя из содержания абзаца первого части 6 статьи 152 ГПК РФ, а также части 1 статьи 12 ГПК РФ, согласно которой правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон, вопрос о пропуске истцом срока обращения в суд может разрешаться судом при условии, если об этом заявлено ответчиком.

При подготовке дела к судебному разбирательству необходимо иметь в виду, что в соответствии с частью 6 статьи 152 ГПК РФ возражение ответчика относительно пропуска истцом без уважительных причин срока обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора может быть рассмотрено судьей в предварительном судебном заседании. Признав причины пропуска срока уважительными, судья вправе восстановить этот срок (часть третья статьи 390 и часть третья статьи 392 ТК РФ). Установив, что срок обращения в суд пропущен без уважительных причин, судья принимает решение об отказе в иске именно по этому основанию без исследования иных фактических обстоятельств по делу (абзац второй части 6 статьи 152 ГПК РФ).

Если же ответчиком сделано заявление о пропуске истцом срока обращения в суд (части первая и вторая статьи 392 ТК РФ) или срока на обжалование решения комиссии по трудовым спорам (часть вторая статьи 390 ТК РФ) после назначения дела к судебному разбирательству (статья 153 ГПК РФ), оно рассматривается судом в ходе судебного разбирательства.

В качестве уважительных причин пропуска срока обращения в суд могут расцениваться обстоятельства, препятствовавшие данному работнику своевременно обратиться с иском в суд за разрешением индивидуального трудового спора (например, болезнь истца, нахождение его в командировке, невозможность обращения в суд вследствие непреодолимой силы, необходимость осуществления ухода за тяжелобольными членами семьи).

Всего по изученным делам судьями было вынесено 6 решений об отказе в иске только в связи с пропуском срока обращения в суд. Отказывая в удовлетворении иска, судьи в своих решениях мотивировали это тем, что истцом не представлено доказательств наличия у него препятствий к подаче соответствующего заявления в установленный законом срок либо причины пропуска срока были признаны неуважительными.

Так, Г. обратился в суд с иском к Управлению внутренних дел о восстановлении на работе, взыскании зарплаты за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда, считая незаконным его увольнение по п. «л» ч. 6 ст. 19 Закона РФ «О милиции» (за грубое нарушение трудовой дисциплины, выразившееся в нахождении на службе в состоянии алкогольного опьянения). Решением районного суда г. Саратова от 26 июня 2007 г. в удовлетворении иска отказано в связи с пропуском Г. срока на обращение в суд. Определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 23 августа 2007 г. решение оставлено без изменения. Материалами дела установлено и не отрицалось Г., что трудовую книжку и копию приказа об увольнении он получил 23 ноября 2006 г. С настоящим иском он обратился в суд лишь 18 апреля 2007 г. Причины пропуска истцом срока на обращение в суд (неоднократные обращения с заявлениями об отмене приказа об увольнении к заместителю начальника и начальнику Управления внутренних дел, неознакомление его с материалами проверки) обоснованно признаны судом первой инстанции неуважительными.

Вместе с тем, имели место случаи, когда применение судом последствий пропуска срока для обращения в суд и отказ в исковых требованиях по этому основанию являлись необоснованными.

Так, С. обратилась в суд с иском к ООО о восстановлении на работе, считая своё увольнение по п.п. «а» п. 6 ст. 81 ТК РФ незаконным. Решением городского суда Саратовской области от 08 декабря 2006 г. в удовлетворении требований отказано. Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 07 февраля 2007 г. решение отменено и дело направлено на новое рассмотрение. Свое решение об отказе в удовлетворении исковых требований суд мотивировал тем, что истица была ознакомлена с приказом об увольнении в феврале 2006 года, а в суд с иском обратилась 25 октября 2007 г. и пропустила по неуважительной причине месячный срок для обращения в суд. Однако в данном случае суд неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, и неправильно применил закон. В материалах дела не имеется каких-либо доказательств вручения С. копии приказа об увольнении и (или) трудовой книжки, либо доказательств отказа С. от их получения. При таких обстоятельствах вывод суда о пропуске С. срока на обращение в суд является преждевременным. При последующем рассмотрении дела требования С. были удовлетворены в полном объеме.

Общие принципы рассмотрения дел о восстановлении на работе лиц, уволенных по инициативе работодателя.

Согласно разъяснениям, содержащимся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. № 2 при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя. При этом необходимо иметь в виду, что:

а) не допускается увольнение работника (за исключением случая ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем) в период его временной нетрудоспособности и в период пребывания в отпуске (часть шестая статьи 81 ТК РФ); беременных женщин (за исключением случая ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем), а также женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет, одиноких матерей, воспитывающих ребенка в возрасте до четырнадцати лет (ребенка-инвалида — до восемнадцати лет), других лиц, воспитывающих указанных детей без матери, за исключением увольнения по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 5 — 8, 10 или 11 части первой статьи 81 или пунктом 2 статьи 336 ТК РФ (статья 261 ТК РФ);

б) расторжение трудового договора с работниками в возрасте до восемнадцати лет (за исключением случая ликвидации организации или прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем) помимо соблюдения общего порядка увольнения допускается только с согласия соответствующей государственной инспекции труда и комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав (статья 269 ТК РФ);

в) увольнение работников, являющихся членами профсоюза, по основаниям, предусмотренным пунктами 2, 3 или 5 части первой статьи 81 Кодекса, производится с соблюдением процедуры учета мотивированного мнения выборного органа первичной профсоюзной организации в соответствии со статьей 373 Кодекса (часть вторая статьи 82 ТК РФ). При этом исходя из содержания части второй статьи 373 Кодекса увольнение по указанным основаниям может быть произведено без учета мнения выборного органа первичной профсоюзной организации, если он не представит такое мнение в течение семи рабочих дней со дня получения от работодателя проекта приказа и копий документов, а также в случае если он представит свое мнение в установленный срок, но не мотивирует его, т.е. не обоснует свою позицию по вопросу увольнения данного работника;

г) представители работников, участвующие в коллективных переговорах, в период их ведения не могут быть уволены по инициативе работодателя без предварительного согласия органа, уполномочившего их на представительство, кроме случаев расторжения трудового договора за совершение проступка, за который в соответствии с Кодексом, иными федеральными законами предусмотрено увольнение с работы (часть третья статьи 39 ТК РФ);

д) участвующие в разрешении коллективного трудового спора представители работников, их объединений в период разрешения коллективного трудового спора не могут быть уволены по инициативе работодателя без предварительного согласия уполномочившего их на представительство органа (часть вторая статьи 405 ТК РФ).

При рассмотрении дел о восстановлении на работе следует учитывать, что при реализации гарантий, предоставляемых ТК РФ работникам в случае расторжения с ними трудового договора, должен соблюдаться общеправовой принцип недопустимости злоупотребления правом, в том числе и со стороны работников. В частности, недопустимо сокрытие работником временной нетрудоспособности на время его увольнения с работы либо того обстоятельства, что он является членом профессионального союза или руководителем (его заместителем) выборного коллегиального органа первичной профсоюзной организации, выборного коллегиального органа профсоюзной организации структурного подразделения организации (не ниже цехового и приравненного к нему), не освобожденным от основной работы, когда решение вопроса об увольнении должно производиться с соблюдением процедуры учета мотивированного мнения выборного органа первичной профсоюзной организации либо соответственно с предварительного согласия вышестоящего выборного профсоюзного органа.

При установлении судом факта злоупотребления работником правом суд может отказать в удовлетворении его иска о восстановлении на работе (изменив при этом по просьбе работника, уволенного в период временной нетрудоспособности, дату увольнения), поскольку в указанном случае работодатель не должен отвечать за неблагоприятные последствия, наступившие вследствие недобросовестных действий со стороны работника.

Так, по делу по иску З. к ММУ ЦРБ о восстановлении на работе, взыскании зарплаты за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда судом установлено, что истец совершил прогул без уважительных причин с 23 ноября 2006 г. по 22 марта 2007 г. Приказом от 23 марта 2007 г. З. уволен по п.п. «а» п. 6 ст. 81 ТК РФ с 23 ноября 2006 г. З. указывал, что работодателем пропущен месячный срок для применения дисциплинарного наказания, который, по его мнению, следует исчислять с 23 ноября 2006 г., а также, что работодателем в нарушение ч. 1 ст. 193 ТК РФ перед применением дисциплинарного взыскания от него не затребованы письменные объяснения. Однако судом правомерно указано, что при длительном прогуле месячный срок, предусмотренный ч. 3 ст. 193 ТК РФ, исчисляется не с первого дня прогула, а с последнего, т.к. только после появления на работе лица, совершившего прогул, станет известно, какова его причина и может ли быть применено дисциплинарное взыскание. Кроме того, из материалов дела видно, что после невыхода З. на работу 23 ноября 2006 г. ответчик неоднократно пытался установить причину его отсутствия на рабочем месте, а именно: выезжал по месту проживания истца, посылал ему письма с просьбой предоставить объяснительную, документы, подтверждающие уважительность причин его невыхода на работу после закрытия больничного листа 22 ноября 2006 г. (в материалах дела имеются также уведомления о получении З. этих писем). При таких обстоятельствах городской суд Саратовской области пришел к обоснованному выводу о том, что действия истца по непредставлению им объяснений перед изданием приказа об увольнении следует расценивать как злоупотребление правом, и решением от 30 октября 2007 г. отказал в иске. Определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 20 декабря 2007 г. данное решение оставлено без изменения.

Обстоятельством, имеющим значение для правильного рассмотрения дел о восстановлении на работе и подлежащим доказыванию работодателем, является соблюдение им при применении к работнику дисциплинарного взыскания вытекающих из статей 1, 2, 15, 17, 18, 19, 54 и 55 Конституции РФ и признаваемых Российской Федерацией как правовым государством общих принципов юридической, а, следовательно, и дисциплинарной, ответственности, таких, как справедливость, равенство, соразмерность, законность, вина, гуманизм.

В этих целях работодателю необходимо представить доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка и обстоятельства, при которых он был совершен (часть пятая статьи 192 ТК РФ), а также предшествующее поведение работника, его отношение к труду.

Если при рассмотрении дела о восстановлении на работе суд придет к выводу, что проступок действительно имел место, но увольнение произведено без учета вышеуказанных обстоятельств, иск может быть удовлетворен.

Однако в указанном случае суд не вправе заменить увольнение другой мерой взыскания, поскольку в соответствии со статьей 192 ТК РФ наложение на работника дисциплинарного взыскания является компетенцией работодателя.

Средний заработок для оплаты времени вынужденного прогула определяется в порядке, предусмотренном статьей 139 ТК РФ. Особенности порядка исчисления средней заработной платы, установленного настоящей статьей, определяются Правительством РФ с учетом мнения Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений. В настоящее время действует Постановление Правительства РФ от 24 декабря 2007 г. № 922 «Об особенностях порядка исчисления средней заработной платы».

Расторжение трудового договора по инициативе работодателя (статья 81 ТК РФ).

Статья 81 ТК РФ предусматривает перечень оснований расторжения трудового договора по инициативе работодателя. В нем содержатся как основания, которые распространяются на всех работников, так и основания, которые применимы лишь к определенной категории работников.

Пункт 2 — сокращение численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя. Расторжение трудовых договоров с работниками по данному основанию является правомерным при наличии следующих условий:

а) сокращение численности работников или штата действительно (реально) имеет место. Это обстоятельство должно быть подтверждено приказом о сокращении численности или штата работников и новым штатным расписанием. При этом новое штатное расписание должно быть утверждено до начала проведения мероприятий по сокращению численности или штата работников организации;

б) работник не имеет преимущественного права на оставление на работе. В соответствии со ст. 179 ТК при сокращении численности или штата работников преимущественное право на оставление на работе предоставляется работникам с более высокой производительностью труда и квалификацией. При равной производительности труда и квалификации предпочтение в оставлении на работе отдается: семейным — при наличии двух или более иждивенцев (нетрудоспособных членов семьи, находящихся на полном содержании работника или получающих от него помощь, которая является для них постоянным и основным источником средств к существованию); лицам, в семье которых нет других работников с самостоятельным заработком; работникам, получившим в данной организации трудовое увечье или профессиональное заболевание; инвалидам Великой Отечественной войны и инвалидам боевых действий по защите Отечества; работникам, повышающим свою квалификацию по направлению работодателя без отрыва от работы. Коллективным договором могут предусматриваться другие категории работников, пользующиеся преимущественным правом на оставление на работе при равной производительности труда и квалификации.

Для подтверждения более высокой квалификации работника принимаются во внимание помимо уровня образования опыт и знание специфики работы, повышение работником квалификации, наличие у него дополнительных квалификационных характеристик (владение одним или несколькими иностранными языками, умение работать на компьютере). Могут учитываться также личностные качества работника (коммуникабельность, доброжелательность, чувство ответственности, умение быстро ориентироваться в нестандартных ситуациях и проч.). Для подтверждения соответствующих деловых качеств работника могут быть использованы различные документы (докладные записки непосредственного начальника, характеристики, результаты проведенной ранее аттестации и т.п.).

При решении вопроса о преимущественном праве на оставление на работе необходимо учитывать также, что ст. 179 ТК говорит о преимущественном праве на оставление именно на прежней (той же) работе. Это означает, что если несколько работников, подлежащих сокращению, претендуют на вакантную должность, то правила о преимущественном праве на оставление на работе к ним не применяются. В таком случае работодатель вправе сам определить, кому из работников, подлежащих увольнению, предложить вакантную должность. Иное свидетельствовало бы о неправомерном ограничении права работодателя самостоятельно, под свою ответственность принимать необходимые кадровые решения по подбору, расстановке и увольнению работников, о котором говорится в п. 10 Постановления Пленума ВС РФ от 17 марта 2004 г. № 2;

в) работник заранее, не менее чем за 2 месяца до увольнения, предупрежден персонально и под роспись о предстоящем увольнении по сокращению численности или штата. Однако, как и при увольнении в связи с ликвидацией организации, с письменного согласия работника работодатель имеет право расторгнуть с ним трудовой договор до истечения 2-месячного срока, выплатив ему дополнительную компенсацию в размере среднего заработка работника, исчисленного пропорционально времени, оставшегося до истечения срока предупреждения об увольнении (ч. 3 ст. 180 ТК);

г) при рассмотрении вопроса об увольнении работника участвовал выборный орган первичной профсоюзной организации;

д) невозможно перевести работника с его согласия на другую работу, как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу. При этом работодатель обязан предлагать работнику все, отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором.

При рассмотрении дел данной категории имелись случаи нарушения норм материального права.

Ч. обратилась в суд с иском к Саратовскому филиалу ОАО с требованиями о восстановлении на работе. Указывала, что приказом от 18 июля 2006 г. была освобождена от занимаемой должности в соответствии с п. 2 ст. 81 ТК РФ, в связи с сокращением штата работников. Решением районного суда г. Саратова от 18 марта 2007 г. в удовлетворении исковых требований Ч. было отказано. Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 09 августа 2007 года решение суда отменено, дело направлено на новое рассмотрение. Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что в данном случае вопрос о преимущественном праве Ч. на оставлении на работе должен был решаться лишь с учетом лиц, занимавших должности электромеханика связи станционного участки РУЭС и только с окладом 6200 рублей. Судебная коллегия посчитала такой вывод суда основанным на неправильном толковании закона. Положения ст. 179 ТК РФ связывают вопрос о преимущественном праве на оставлении на работе с производительностью труда и квалификацией работников, но не с установленной им оплатой труда. Суд первой инстанции не исследовал вопрос о производительности труда и квалификации других работников, не определены в качестве юридически значимых и не исследованы и иные обстоятельства, указанные в ст. 179 ТК РФ, предусматривающее преимущественное право Ч. на оставление на работе.

М. обратилась в суд с иском к ФГУП в лице его филиала о восстановлении на работе. Решением районного суда Саратовской области от 21 марта 2007 г. исковые требования удовлетворены в полном объеме. Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 25 апреля 2007 г. указанное решение отменено. Суд первой инстанции, разрешая спор, исходил из того, что истице при сокращении штата работников организации в нарушении ст. 180 ТК РФ в порядке трудоустройства не предложена вакансия «такелажника» и другие вакансии, что влечет восстановление истицы на работе. Однако, как указала судебная коллегия, судом не учтено, что в соответствии с ч. 2 ст. 253 ТК РФ запрещается применение труда женщин на работах, связанных с подъемом и перемещением вручную тяжестей, превышающих предельно допустимые для них нормы. Согласно протоколу оценки условий труда по показателям тяжести трудового процесса при работе такелажником превышаются допустимые нагрузки для женщин при подъеме и перемещении тяжестей вручную. Поэтому работодателем обоснованно не предлагалась истцу вакансия такелажника. Другие вакантные должности не были предложены истице, поскольку они были предложены в порядке трудоустройства другим высвобождаемым работникам предприятия. Законодателем не предусмотрена обязанность работодателя соблюдать преимущественное право среди высвобождаемых работников на предложение им вакантных должностей — работодатель вправе предлагать вакансии высвобождаемым работникам по своему выбору .

При рассмотрении дел о восстановлении в должности гражданских служащих , уволенных в связи с ликвидацией государственного органа или сокращением должностей гражданской службы, следует руководствоваться положениями статей 31, 33 и 38 Федерального закона от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации».

При этом необходимо иметь в виду, что исходя из статьи 73 названного Федерального закона Трудовой кодекс РФ, другие федеральные законы, иные нормативные правовые акты Российской Федерации, а также законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, содержащие нормы трудового права, могут применяться к отношениям, связанным с гражданской службой, в части, не урегулированной Федеральным законом «О государственной гражданской службе Российской Федерации».

Кроме того, следует учитывать, что при сокращении штата государственного органа представитель работодателя не может предложить сотруднику для замещения без конкурса вакантную должность, которая должна замещаться только по конкурсу. Вместе с тем государственный служащий имеет право на участие в конкурсе на вакантную должность на общих основаниях независимо от того, будет ли ему предложено такое участие (см. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за четвертый квартал 2005 года).

Так, С. обратился в суд с иском к Главному управлению Федеральной службы по Саратовской области о восстановлении на работе, взыскании заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда, указав, что приказом от 02 апреля 2007 г. он был уволен с должности заместителя начальника Б-го отдела Главного управления Федеральной службы по Саратовской области с 06 апреля 2007 г. по сокращению штатов. Считал увольнение незаконным, поскольку на 06 апреля 2007 г. он находился на амбулаторном лечении, о чем было известно его непосредственному начальнику. Решением районного суда г. Саратова в удовлетворении требований С. в части восстановления на работе было отказано. Судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда согласилась с выводом суда первой инстанции о том, что в данном случае указанное обстоятельство (увольнение С. в период временной нетрудоспособности) не свидетельствует о незаконности увольнения. При этом судебная коллегия указала, что в силу ст. 73 Федерального закона от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе в Российской Федерации» федеральные законы, иные нормативные правовые акты Российской Федерации, законы и иные нормативные правые акты субъектов Российской Федерации, содержащие нормы трудового права, применяются к отношениям, связанным с гражданской службой, в части, не урегулированной настоящим ФЗ. В соответствии с ч. 3 ст. 37 указанного Федерального закона в период временной нетрудоспособности гражданского служащего он не может быть освобожден от занимаемой должности и уволен с гражданской службы только в случае, если увольнение производится по инициативе представителя нанимателя. Перечень оснований увольнения с гражданской службы по инициативе представителя нанимателя содержится в части первой этой же статьи и увольнение служащего по сокращению должностей гражданской службы не отнесено к увольнениям по инициативе представителя нанимателя. Порядок увольнения или прекращения гражданской службы при сокращении должностей гражданской службы регулируется статьей 31 того же ФЗ. Данная статья не содержит ограничений для увольнения по данному основанию служащих в период их временной нетрудоспособности. Вместе с тем названное решение районного суда г.Саратова было отменено и дело направлено на новое рассмотрение, поскольку судом не исследовался вопрос о преимущественном праве истца на оставлении на работе, тогда как согласно ч. 7 ст. 31 Федерального закона №79-ФЗ преимущественное право на замещение должности гражданской службы предоставляется гражданскому служащему, имеющему более высокие квалификацию, уровень профессионального образования, большую продолжительность стажа гражданской службы или работы (службы) по специальности и более высокие результаты профессиональной служебной деятельности.

Пункт 5 — неоднократное неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание.

При разрешении дел данной категории у судов возник вопрос о том, подлежит ли проверке законность и обоснованность всех дисциплинарных взысканий, предшествовавших увольнению работника на основании п. 5 ст. 81 ТК РФ, если срок на их обжалование истек (Ленинский районный суд г. Саратова).

Ответ на данный вопрос содержится в Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за второй квартал 2007 года. Верховным Судом РФ разъяснено, что если истец не оспаривает наложенные на него до вынесения приказа об увольнении дисциплинарные взыскания (например, оспаривает лишь отсутствие повода для увольнения, нарушение порядка увольнения), то суд не проверяет законность и обоснованность их наложения. Если же истец оспаривает все наложенные на него до вынесения приказа об увольнении дисциплинарные взыскания либо некоторые из них, то суд при проверке доводов истца проверяет (при наличии соответствующих заявлений ответчика) законность и обоснованность наложения дисциплинарных взысканий, в том числе с учетом соблюдения сроков на их оспаривание.

Пункт 6 — однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей. Указанный пункт, так же как и п. 5, предусматривает возможность расторжения трудового договора с работником за нарушение (неисполнение) трудовых обязанностей. То обстоятельство, что в п. 5 применен термин «неисполнение трудовых обязанностей», а в п. 6 — «нарушение», не меняет существа дела. И в том, и в другом случае речь идет о нарушении трудовой дисциплины.

Перечень грубых нарушений трудовых обязанностей, дающий основания для расторжения трудового договора с работником по п. 6 ст. 81 является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.

Прогул (подп. «а») квалифицируется как отсутствие на рабочем месте без уважительных причин в течение всего рабочего дня (смены) независимо от его (ее) продолжительности, а также отсутствие на рабочем месте без уважительных причин более 4 часов подряд в течение рабочего дня (смены).

Увольнение по этому основанию, в частности, может быть произведено за:

а) невыход на работу без уважительных причин (т.е. отсутствие на работе в течение всего рабочего дня (смены);

б) нахождение работника без уважительных причин более 4 часов подряд в течение рабочего дня вне пределов рабочего места;

в) оставление без уважительной причины работы лицом, заключившим трудовой договор на неопределенный срок, без предупреждения работодателя о расторжении трудового договора, а равно и до истечения 2-недельного срока предупреждения (ч. 1 ст. 80 ТК);

г) оставление без уважительной причины работы лицом, заключившим трудовой договор на определенный срок, до истечения срока договора либо до истечения срока предупреждения о досрочном расторжении трудового договора (ст. 79, ч. 1 ст. 80, ст. 280, ч. 1 ст. 292, ч. 1 ст. 296 ТК);

д) за самовольное использование дней отгулов, а также самовольный уход в отпуск (основной, дополнительный). При этом необходимо учитывать, что не является прогулом использование работником дней отдыха в случае, когда работодатель в нарушение предусмотренной законом обязанности отказал в их предоставлении, а время использования работником таких дней не зависело от усмотрения работодателя (например, отказ работнику, являющемуся донором, в предоставлении в соответствии с ч. 4 ст. 186 ТК дня отдыха непосредственно после каждого дня сдачи крови и ее компонентов).

Вместе с тем не может считаться прогулом отсутствие работника на работе или оставление им работы по основаниям, предусмотренным законом (например, в случае незаконного перевода на другую работу).

Подпункт «а» п. 6 применяется как в тех случаях, когда работник после совершения прогула приступил к работе, так и при фактическом оставлении работы без намерения ее продолжать. И в первом, и во втором случае датой увольнения считается последний день работы.

Если при разрешении спора о восстановлении на работе лица, уволенного за прогул, и взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула выяснится, что отсутствие на рабочем месте было вызвано неуважительной причиной, но работодателем нарушен порядок увольнения, суду при удовлетворении законных требований необходимо учитывать, что средний заработок восстановленному работнику в таких случаях может быть взыскан не с первого дня невыхода на работу, а со дня издания приказа об увольнении, поскольку только с этого времени прогул считается вынужденным.

Так, Д. обратился в суд с иском к ОАО с требованиями о признании приказа об увольнении незаконным, о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда. Указывал, что увольнение по п.п. «а» п. 6 ст. 81 ТК РФ является незаконным, поскольку прогула он не совершал. Решением городского суда Саратовской области от 10 января 2007 г. исковые требования удовлетворены частично. Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 28 марта 2007 г. решение отменено, дело направлено на новое рассмотрение. Суд, разрешая спор, исходил из того, что на дату увольнения у ответчика перед истцом имелась задолженность по заработной плата в сумме 23487 руб. 81 коп. в виде процентов за нарушение сроков выплаты заработной платы, поэтому у истца имелись основания для приостановления работы в порядке ст. 142 ТК РФ, и, соответственно, прогула совершено истцом не было. Однако суд в должной мере не определил, какие обстоятельства имеют значение по делу, какой стороне надлежит их доказывать. Как установлено материалами дела, апелляционным решением городского суда от 17 июля 2006 г. в пользу истца с ответчика были взысканы проценты за нарушение сроков выплаты заработной платы. В соответствии со ст. 142 ТК РФ работник имеет право на приостановку работы в случае задержки выплаты заработной платы, однако проценты за нарушение сроков выплаты заработной платы (ст. 236 ТК РФ) не входят в состав заработной платы (ст. 129 ТК РФ), в связи с чем выводы суда о наличии у ответчика перед истцом на дату увольнения задолженности по заработной плате не основаны на законе и на материалах дела. Вопрос о наличии задолженности по заработной плате в судебном заседании не выяснялся и судом данный факт не определен как обстоятельство, имеющее значение для дела. 17 мая 2007 г. городским судом вынесено решение об отказе в удовлетворении требований Д. в полном объеме, которое оставлено без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 12 июля 2007 г.

При разрешении споров, связанных с расторжением трудового договора по подпункту «б» пункта 6 части первой статьи 81 ТК РФ (появление на работе в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения), суды должны иметь в виду, что по этому основанию могут быть уволены работники, находившиеся в рабочее время в месте выполнения трудовых обязанностей в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения. При этом не имеет значения, отстранялся ли работник от работы в связи с указанным состоянием.

Не имеет также значения, когда работник находился на работе в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения — в начале или в конце рабочего дня.

Следует учитывать, что увольнение по этому основанию может последовать и тогда, когда работник в рабочее время находился в таком состоянии не на своем рабочем месте, но на территории организации-работодателя или объекта, где по поручению работодателя должен выполнять трудовую функцию.

Состояние алкогольного либо наркотического или иного токсического опьянения может быть подтверждено как медицинским заключением, так и другими видами доказательств, которые должны быть соответственно оценены судом.

Так, решением городского суда Саратовской области от 15 октября 2007 г. в удовлетворении требований М. к ОАО о восстановлении на работе отказано. Обращаясь в суд с данным иском, истец указывал, что 07 августа 2007 г. на основании приказа № 77 он был уволен в связи с однократным грубым нарушением трудовых обязанностей вследствие появления на работе в состоянии алкогольного опьянения согласно п.п. «б» п. 6 ст. 81 ТК РФ. Суд с учетом надлежащей правовой оценки всех представленных по делу доказательств в их совокупности пришел к обоснованному выводу о том, что истец 06 августа 2007 г. находился на территории организации работодателя в состоянии алкогольного опьянения. При этом в основу данного вывода судом правомерно положены показания свидетелей Л., С., Г. и Б. (сотрудников предприятия), поскольку М. от прохождения медицинского освидетельствования отказался.

Пункт 7 — совершение виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, если эти действия дают основание для утраты доверия к нему со стороны работодателя.

Увольнение в связи с утратой доверия возможно только в отношении работников, непосредственно обслуживающих денежные или товарные ценности (прием, хранение, транспортировка, распределение и т.п.), и при условии, что ими совершены такие виновные действия, которые давали работодателю основание для утраты доверия к ним.

При установлении в предусмотренном законом порядке факта совершения хищения, взяточничества и иных корыстных правонарушений эти работники могут быть уволены по основанию утраты к ним доверия и в том случае, когда указанные действия не связаны с их работой.

Б. обратился в суд с иском к ООО о восстановлении на работе, взыскании зарплаты за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда, указав, что он работал в должности продавца-кассира в магазине ответчика. Приказом от 25 мая 2007 г. он уволен по п. 7 ст. 81 ТК РФ. Считал увольнение незаконным, поскольку бутылку водки, в попытке кражи которой его обвинили, он положил в холодильник для охлаждения по просьбе потенциального покупателя. Решением городского суда Саратовской области от 20 июля 2007 г. требования Б. удовлетворены. Суд первой инстанции исходил из того, что работодателем не доказано, что истец прятал бутылку водки и имел намерение присвоить ее, использовал имущество работодателя в личных целях; действиями истца не было создано угрозы сохранности имущества работодателя; истец совершил дисциплинарный проступок (нарушил должностную инструкцию), однако примененное к истцу дисциплинарное наказание в виде увольнения несоразмерно степени тяжести проступка. Решение суда определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 20 сентября 2007 г. оставлено без изменения.

Пункт 8 — совершение работником, выполняющим воспитательные функции, аморального проступка, несовместимого с продолжением данной работы.

По указанному основанию допускается увольнение только тех работников, которые занимаются воспитательной деятельностью, например учителей, преподавателей учебных заведений, мастеров производственного обучения, воспитателей детских учреждений. При этом не имеет значения, где совершен аморальный проступок: по месту работы или в быту.

Если виновные действия, дающие основание для утраты доверия, либо аморальный проступок совершены работником по месту работы и в связи с исполнением им трудовых обязанностей, то такой работник может быть уволен с работы (соответственно по пункту 7 или 8 части первой статьи 81 ТК РФ) при условии соблюдения порядка применения дисциплинарных взысканий, установленного статьей 193 Кодекса.

Если же виновные действия, дающие основания для утраты доверия, либо соответственно аморальный проступок совершены работником вне места работы или по месту работы, но не в связи с исполнением им трудовых обязанностей, то трудовой договор также может быть расторгнут с ним по пункту 7 или пункту 8 части первой статьи 81 ТК РФ, но не позднее одного года со дня обнаружения проступка работодателем (часть пятая статьи 81 ТК РФ).

Так, Г. обратился в суд с иском к Организации с требованиями о восстановлении на работе. Указывал, что с 04 ноября 2003 г. он занимал должность заместителя начальника Организации, 01 апреля 2006 г. он был переведен на должность преподавателя, а приказом № 10/к от 16 апреля 2007 г. уволен на основании п. 8 ст. 81 ТК РФ за совершение аморального проступка. Решением районного суда г. Саратова от 27 июня 2007 г. исковые требования удовлетворены частично. Суд пришел к выводу о том, что проступок был совершен при исполнении истцом должностных обязанностей, увольнение его по указанным основаниям является мерой дисциплинарного взыскания, а, следовательно, могло быть применено не позднее шести месяцев после его совершения, что предусмотрено положениями ст. 193 ТК РФ, тогда как проступок совершен истцом в 2005 году.

Пункт 9 — принятие необоснованного решения руководителем организации (филиала, представительства), его заместителями и главным бухгалтером, повлекшего за собой нарушение сохранности имущества, неправомерное его использование или иной ущерб имуществу организации. Расторжение трудового договора по основанию, предусмотренному этим пунктом, допустимо лишь в отношении руководителя организации (филиала, представительства), его заместителей и главного бухгалтера и при условии, что ими было принято необоснованное решение, которое повлекло за собой нарушение сохранности имущества, неправомерное его использование или иной ущерб имуществу организации.

Решая вопрос о том, является ли принятое решение необоснованным, необходимо учитывать, наступили ли названные неблагоприятные последствия именно в результате принятия этого решения и можно ли было их избежать в случае принятия другого решения. При этом, если работодатель не представит доказательств, подтверждающих наступление неблагоприятных последствий, указанных в п. 9 ст. 81, увольнение по данному основанию не может быть признано законным.

Увольнение по данному основанию можно считать правомерным только при наличии причинной связи между принятым указанными работниками необоснованным решением и наступившими неблагоприятными последствиями.

Так, Н. обратилась в суд с иском к ООО о признании приказов об увольнении незаконными, изменении формулировки увольнения и взыскании заработной платы, указав, что с 2003 года она работала в должности директора ООО, в октябре 2006 года собственник ООО отстранил ее от должности и принял руководство предприятием на себя, 2 ноября 2006 г. она была ознакомлена с приказом от 09 октября 2006 г. о ее увольнении, в котором не были указаны основания увольнения. В связи с протестом прокуратуры 8 декабря 2006 г. собственником был издан приказ о ее увольнении по п. 9 ст. 81 ТК РФ. Решением районного суда Саратовской области от 6 марта 2007 г. требования Н. удовлетворены. Судом правомерно указано, что перед вынесением приказов ответчик в соответствии со ст. 193 ТК РФ не затребовал у истца письменного объяснения, не указал основания увольнения, как того требует ч. 5 ст. 84.1 ТК РФ. Ответчиком не представлено доказательств, подтверждающих принятие истцом необоснованного решения, повлекшего за собой нарушение сохранности имущества, неправомерное его использование или иной ущерб организации. Суд пришел к убедительному выводу об отсутствии причинной связи между действиями Н. и образованием кредиторской задолженности ООО перед ОАО.. Определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 11 июля 2007 г. решение оставлено без изменения.

Пункт 10 — однократное грубое нарушение руководителем организации (филиала, представительства), его заместителями своих трудовых обязанностей.

Руководители других структурных подразделений организации и их заместители, а также главный бухгалтер организации не могут быть уволены по этому основанию. Законодатель не определяет, какие нарушения трудовых обязанностей в данном случае могут быть отнесены к числу грубых. В связи с этим, как разъяснил Верховный Суд РФ, вопрос о том, являлось ли допущенное нарушение грубым, решается судом с учетом конкретных обстоятельств каждого дела. При этом обязанность доказать, что такое нарушение в действительности имело место и носило грубый характер, лежит на работодателе.

В качестве грубого нарушения трудовых обязанностей руководителем организации (филиала и представительства), его заместителями следует, в частности, расценивать неисполнение возложенных на этих лиц трудовым договором обязанностей, которое могло повлечь причинение вреда здоровью работников либо причинение имущественного ущерба организации.

Так, Л. обратился в суд с иском к ООО о восстановлении на работе, признании приказов незаконными, взыскании зарплаты за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда, указав, что работал в ООО в должности директора филиала. Приказом от 28 мая 2007 г. он был уволен по п. 10 ч. 1 ст. 81 ТК РФ. Решением районного суда г. Саратова от 24 сентября 2007 г. требования Л. были удовлетворены. Судом при рассмотрении дела установлено, что основанием увольнения Л. послужило предписание Государственной инспекции труда в Саратовской области от 20 апреля 2007 г. о незаконности приказа Л. от 15 января 2007 г. об увольнении из ООО заместителя директора по п. 1 ст. 77 ТК РФ и восстановлении его на работе. Судом правомерно указано, что работодателем не представлено доказательств того, что издание вышеназванного приказа являлось грубым нарушением трудовых обязанностей со стороны Л., а также доказательств того, что при наложении дисциплинарного взыскания на Л. учитывались тяжесть проступка, обстоятельства, при которых он был совершен, предшествующее поведение работника, его отношение к труду. Определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 20 декабря 2007 г. решение районного суда г. Саратова от 24 сентября 2007 г. было оставлено без изменения.

Иные случаи расторжения трудового договора по инициативе работодателя.

Расторжение трудового договора по инициативе работодателя возможно и в других случаях, но только если это прямо предусмотрено Трудовым кодексом или иным федеральным законом.

Пункт 11 части 1 статьи 77 ТК РФ предусматривает, что основанием прекращения трудового договора является нарушение установленных настоящим Кодексом или иным федеральным законом правил заключения трудового договора, если это нарушение исключает возможность продолжения работы (статья 84 настоящего Кодекса).

В силу пункта 11 части первой статьи 77 и статьи 84 ТК РФ трудовой договор может быть прекращен вследствие нарушения установленных Трудовым кодексом РФ или иным федеральным законом правил заключения трудового договора, если нарушение этих правил исключает возможность продолжения работы и работник не может быть переведен с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу.

При этом необходимо учитывать, что если правила заключения трудового договора были нарушены по вине самого работника вследствие представления им подложных документов, то трудовой договор с таким работником расторгается по пункту 11 части первой статьи 81 Кодекса, а не по пункту 11 части первой статьи 77 Кодекса.

Так, например, Л. обратилась в суд с иском к МУЗ о восстановлении на работе. Указывала, что с 1997 года работала в МУЗ в должности медсестры, а впоследствии старшей медсестры. Приказом от 27 сентября 2007 г. была незаконно уволена по п. 11 ч. 1 ст. 77 ТК РФ. Решением районного суда Саратовской области от 29 ноября 2007 г. требования истицы удовлетворены. Судом при рассмотрении дела установлено, что при приеме на работу истицей были представлены все необходимые по действовавшему на тот момент законодательству документы для трудоустройства в качестве медицинской сестры, в дальнейшем она повышала свою квалификацию. Частью 1 статьи 54 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан (в редакции Федерального закона от 10 января 2003 г. №15-ФЗ) установлено, что право на занятие медицинской и фармацевтической деятельностью в Российской Федерации имеют лица, получившие высшее или среднее медицинское образование в Российской Федерации, имеющие диплом и специальное звание, а так же сертификат специалиста и лицензию на осуществление медицинской и фармацевтической деятельности. На момент заключения трудового договора Л. с МУЗ наличия сертификата и лицензии для работы в должности медицинской сестры (старшей медсестры) не требовалось. Поэтому суд первой инстанции пришел к правомерному выводу о незаконности увольнения Л. по п. 11 ч. 1 ст. 77 ТК РФ. Кроме того, судом обоснованно указано, что ответчиком не был издан приказ или соответствующее распоряжение о направлении истицы на переподготовку. Вместе с тем обязанность направления истицы на курсы для получения сертификата специалиста возлагается на работодателя. Определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 07 февраля 2008 г. решение оставлено без изменения.

В соответствии с ч.1 ст. 83 ТК РФ трудовой договор подлежит прекращению по обстоятельствам, не зависящим от воли сторон.

В силу п. 5 данной статьи признание работника полностью не способным к трудовой деятельности является основанием для прекращения с ним трудового договора при условии, если работник полностью утратил способность к трудовой деятельности и этот факт установлен медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ. Такое заключение может быть выдано федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы: федеральным бюро медико-социальной экспертизы, главным бюро медико-социальной экспертизы, а также бюро медико-социальной экспертизы в городах и районах, являющимися филиалами главных бюро.

Ц. обратился в суд с иском к ОАО с требованиями о восстановлении на работе, ссылаясь на незаконность приказа об увольнении по п. 5 ст. 83 ТК РФ. Ответчик с иском не согласился, указав, что оспариваемый приказ издан по результатам периодического медицинского осмотра, оформленного соответствующим актом. Кроме того, в последующем работодатель по собственной инициативе изменил основания увольнения на п. 8 ст. 77 ТК РФ, восстановив тем самым право истца на дальнейшее трудоустройство. Решением районного суда г. Саратова от 16 августа 2007 г. требования Ц. удовлетворены. Разрешая спор, суд сделал вывод о том, что заключительный акт от 30 марта 2007 г., подписанный представителями работодателя, профкома, представителем ООО «Саратовский лечебный оздоровительный центр» и врачом терапевтом ОАО, которым рекомендовано перевести Ц. на другую работу и направить на консультацию в клинику профпатологии, не является медицинским заключением, на основании которого в соответствии с требованиями законодательства допускается увольнение работника по п. 5 ст. 83 ТК РФ. Указанным актом истец не признавался полностью неспособным к трудовой деятельности. Ответчиком не представлены доказательства, подтверждающие полную утрату Ц. способности к трудовой деятельности. Кроме того, суд сделал обоснованный вывод о том, что Трудовой кодекс РФ не предоставляет работодателю права совершать юридически значимые действия (включая изменение формулировки увольнения), затрагивающие права и интересы работника, после того как трудовые отношения прекращены по инициативе работодателя, что имело место в данном случае. Определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 04 октября 2007 г. решение оставлено без изменения.

Трудовой договор с руководителем организации может быть прекращен в связи с принятием уполномоченным органом юридического лица, либо собственником имущества организации, либо уполномоченным собственником лицом (органом) решения о досрочном прекращении трудового договора п. 2 ст. 278 ТК РФ.

Законодатель предоставляет собственнику или уполномоченным им органам право досрочно прекращать полномочия руководителя организации.

При прекращении трудового договора с руководителем организации по этому основанию необходимо иметь в виду, что:

1) решение о прекращении полномочий руководителя организации может принять уполномоченный орган юридического лица (для корпоративных организаций) либо собственник имущества организации, либо уполномоченное собственником имущества лицом (органом). То есть принятие такого решения должно входить в компетенцию органа юридического лица или собственника имущества (уполномоченного им органа или лица);

2) решение о прекращении полномочий руководителя организации по основанию, предусмотренному п. 2 ст. 278, без соблюдения процедур привлечения работника к ответственности возможно только при отсутствии виновных действий со стороны руководителя организации. Во всех остальных случаях увольнение должно производиться как мера юридической ответственности с соблюдением правил, установленных ст. 193 ТК;

3) гарантией при досрочном прекращении трудового договора с руководителем организации по данному основанию при отсутствии виновных действий руководителя выступает выплата увольняемому руководителю компенсации в размере, определяемом трудовым договором, но не ниже трехкратного среднего месячного заработка.

Трудовой договор с руководителем организации не может быть прекращен по пункту 2 статьи 278 ТК РФ в период его временной нетрудоспособности или пребывания в отпуске (ч. 6 ст. 81 ТК РФ).

Так, решением городского суда Саратовской области от 26 апреля 2007 г. удовлетворен иск П. к ЗАО о восстановлении на работе. При рассмотрении дела судом было установлено, что П. с 20 декабря 2006 г. работал в должности директора ЗАО. С 19 февраля 2007 г. П. находился в отпуске. Однако решением внеочередного общего собрания акционеров ЗАО от 19 февраля 2007 г. П. был уволен по п. 2 ст. 278 ТК РФ с 26 февраля 2007 г. При таких обстоятельствах суд правомерно удовлетворил требования П.

Пунктом 2 части 1 статьи 336 ТК РФ предусмотрено, что основанием прекращения трудового договора с педагогическим работником может являться применение, в том числе однократного, методов воспитания, связанных с физическим и (или) психическим насилием над личностью обучающегося, воспитанника.

Физические страдания могут быть причинены в результате нанесения побоев, ударов и совершения других действий, сопряженных с причинением физической боли.

Нравственные страдания могут быть причинены насилием, совершенным в отношении личности обучающегося в форме угроз, унижения достоинства, оскорбления и т.п.

При увольнении по данному основанию необходимо, чтобы факт физического или психического насилия в отношении обучающегося был подтвержден соответствующими документами (служебные записки, акты, объяснения и т.п.).

Следует иметь в виду, что п. 2 ст. 55 Закона РФ «Об образовании» устанавливает, что расследование нарушения, совершенного педагогическим работником, проводится только в случае подачи письменной жалобы. При этом копия жалобы должна передаваться педагогическому работнику для ознакомления и дачи объяснения.

П. обратилась в суд с иском к МОУ с требованиями о восстановлении на работе, указывая, что 22 декабря 2006 г. на основании приказа № 175 она была уволена с должности учителя математики по п. 2 ст. 336 ТК РФ в связи с применением методов воспитания, связанных с физическим и (или) психическим насилием над личностью обучающегося. Истица считала увольнение незаконным, поскольку указанного насилия к учащимся не применяла. Решением городского суда Саратовской области от 25 апреля 2007 г. исковые требования удовлетворены в полном объеме. Решение суда мотивировано тем, что допрошенные в судебном заседании несовершеннолетние свидетели давали в силу возраста противоречивые объяснения. Свидетели не могли конкретно изложить обстоятельства и из их объяснений следует, что никакого физического насилия (нанесение побоев, телесных повреждений, истязаний, а также психического насилия) в отношении ученика С. истица не допускала. Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 19 июля 2007 г. решение отменено, дело направлено на новое рассмотрение. Судебная коллегия указала, что под физическим насилием следует понимать не только нанесение ударов, побоев, но и совершение иных действий, причиняющих физическую боль. Факт применения физического насилия может быть установлен не только по внешним признакам (наличие телесных повреждений), но и по состоянию психики лица, подвергшегося физическому насилию. Как видно из материалов дела, свидетель С. поясняла, что П. силой схватила ученика С. за плечи, толкнула его из класса, у С. затрещал свитер и он упал. Свидетель М. утверждал, что П. подошла к С., взяла его за джемпер и силой вывела его из класса, при этом она кричала, что он бездарный. Из показаний свидетеля О. следует, что С. опоздал на математику на 5 минут, П. не пустила его на урок, но С. прошел в класс и сел за парту, П. стала обзываться, называла С. клоуном, затем подошла к нему, схватила его за свитер и выкинула из класса, было слышно, что у С. треснул свитер. Из заключения комиссии по служебному расследованию факта применения мер физического воздействия и нарушения прав ученика С. со стороны П., комиссия провела с С. беседу и выяснила, что 30 ноября 2006 г. П. выгнала С. с урока, трясла за шиворот двумя руками и порвала джемпер, данные факты подтвердились в результате бесед с учениками того же класса М, О., Н., и С.. Суд первой инстанции вышеназванным доказательствам надлежащей правовой оценки в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ не дал, не указал, какие он усмотрел противоречия в показаниях несовершеннолетних свидетелей, почему он считает, что эти свидетели не могли конкретно изложить обстоятельства произошедшего.

Увольнение на основании Закона РФ «О милиции».

И. обратился в суд с иском о восстановлении на работе, указав, что проходил службу в УВД З-го района г. Саратова в должности командира батальона патрульно-постовой службы, приказом начальника УВД от 0 июля 2007 г. был уволен по п. «л» ч. 6 ст. 19 Закона РФ «О милиции» за грубое нарушение служебной дисциплины. И. считал данный приказ незаконным. Решением районного суда г. Саратова от 24 августа 2007 г. в удовлетворении требований И. отказано. Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 01 ноября 2007 г. решение отменено. Судебной коллегией указано, что основанием для увольнения истца послужила информация от начальника УФМС по Саратовской области, в т.ч. указывающая о посреднических услугах И. по регулированию потока узбекских мигрантов, прибывающих в г. Саратов. В приказе об увольнении и заключении по материалам служебной проверки также указано, что И. по месту его жительства было зарегистрировано значительное количество иностранных граждан, прибывших из Среднеазиатского региона, но в нарушение требований законодательства И. не уведомлял миграционную службу об убытии иностранных граждан, т.е. не представлял отрывную часть бланка уведомления в этот орган в срок не позднее 2 дней с момента убытия иностранного гражданина. Однако судом не учтено, что в силу ст. 34 Положения о службе в органах внутренних дел служебная дисциплина означает соблюдение сотрудниками органов внутренних дел установленных законодательством, Присягой, контрактом о службе, а также приказами министра внутренних дел РФ, прямых начальников порядка и правил при выполнении возложенных на них обязанностей и осуществления имеющихся у них правомочий. По мнению судебной коллегии, вывод суда о том, что И. совершил грубое нарушение служебной дисциплины, является преждевременным. Судом не дана оценка фактам регистрации И. значительного количества иностранных граждан по месту своей регистрации с точки зрения действующего законодательства, является ли данное обстоятельство свидетельством нарушения требований законодательства вообще, и грубым нарушением служебной дисциплины, в частности, не проверены и не оценены доводы истца, о том, что в данном случае он действовал как гражданин РФ и эти действия не были связаны с исполнением обязанностей службы в ОВД. Впоследствии решением районного суда г. Саратова от 10 декабря 2007 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 06 августа 2008 г., требования И. были удовлетворены, его увольнение по вышеназванному основанию признано незаконным.

Сроки рассмотрения дел.

В пункте 1 Статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод указано, что каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.

Несоблюдение сроков рассмотрения гражданских дел существенно нарушает конституционное право граждан на судебную защиту, гарантированное ст.46 Конституции РФ.

С учетом характера трудовых правоотношений, затрагивающих жизненно важные субъективные права граждан, нуждающиеся в наиболее оперативной защите, их особой социальной значимости законодателем установлен более короткий по сравнению с другими категориями гражданских дел срок рассмотрения дел о восстановлении на работе. В соответствии с частями 1 и 2 ст.154 ГПК РФ дела о восстановлении на работе рассматриваются и разрешаются до истечения месяца со дня поступления заявления в суд.

В указанный срок включается, в том числе и время, необходимое для подготовки дела к судебному разбирательству.

Верховным Судом РФ разъяснено, что поскольку в случае привлечения соответчика или соответчиков к участию в деле (часть 3 статьи 40 ГПК РФ), замены ненадлежащего ответчика надлежащим (часть 1 статьи 41 ГПК РФ) подготовка и рассмотрение дела в суде производятся с самого начала, течение срока рассмотрения дела, предусмотренного ГПК РФ, по аналогии с положениями части 3 статьи 39 ГПК РФ должно начинаться со дня совершения соответствующего процессуального действия.

Аналогичным образом должен исчисляться срок рассмотрения дела при вступлении в дело третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, так как в силу части 1 статьи 42 ГПК РФ данный участник правоотношения пользуется всеми правами и обязанностями истца, в том числе и правом на изменение основания иска, увеличение размера исковых требований (п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. № 52 «О сроках рассмотрения судами Российской Федерации уголовных, гражданских дел и дел об административных правонарушениях»).

Учитывая, что соединение или разъединение нескольких исковых требований (статья 151 ГПК РФ) производится по инициативе суда и при условии, что это будет способствовать правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела, срок рассмотрения выделенного требования (требований) следует исчислять со дня начала течения срока по первоначально заявленному требованию, а при объединении дел в одно производство срок рассмотрения такого дела исчисляется со дня наиболее раннего начала течения срока по одному из объединенных дел.

Кроме того, необходимо иметь в виду, что в случае оставления искового заявления без движения и предоставления истцу срока для исправления недостатков, срок рассмотрения дела следует исчислять со дня первоначального представления заявления в суд. При этом срок, представленный судом для исправления недостатков, учету не подлежит (см. Бюллетень Верховного Суда РФ, 2006 год, № 5, с.17,32).

Изучением представленных на обобщение дел установлено, что с нарушением установленного законом срока судами было рассмотрено 27 дел данной категории.

Главными причинами нарушения сроков рассмотрения дел являлись ненадлежащая подготовка дел к судебному разбирательству, необоснованное отложение дел, безосновательное вынесение определений о привлечении третьих лиц, ненадлежащее извещение участников процесса о времени и месте судебного разбирательства.

Определения о подготовке дела к судебному разбирательству выносились по всем делам. Однако зачастую подготовка проводилась формально, без установления характера правоотношений, юридически значимые обстоятельства определялись формально, в общем, без учета конкретных обстоятельств по делу.

Так, например, С. обратилась в суд с иском к ЖСК о восстановлении на работе. Данное исковое заявление 13 апреля 2007 г. было принято к производству районного суда г. Саратова. В определении о принятии заявления к производству суда и подготовке дела к судебному разбирательству состав лиц, участвующих в деле, и других участников процесса не установлен, кто подлежит вызову на беседу на 27 апреля 2007 г., не указано, закон, которым следует руководствоваться при разрешении дела, и обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, не определены, не распределено бремя доказывания. 16 апреля 2007 г. гражданское дело было передано другому судье. 04 мая 2007 г. подготовка по делу была признана оконченной и дело назначено к слушанию на 07 мая 2007 г. 07 мая 2007 г. рассмотрение дела было отложено на 10 мая 2007 г. в связи с неявкой истца. При этом в деле имеется телефонограмма от истца С. о том, что ее неявка вызвана болезнью. 10 мая 2007 г. исковое заявление было оставлено без рассмотрения в связи с повторной неявкой истца в суд. 15 июня 2007 г. определение суда от 10 мая 2007 г. об оставлении искового заявления без рассмотрения отменено и производство по делу возобновлено. 16 июля 2007 г. истицей предъявляется дополнительное исковое заявление, которое по своему содержанию и предмету требований таковым не является, поскольку в нем фактически ставится вопрос об опровержении порочащих ее деловую репутацию, честь и достоинство сведений. Однако данное заявление принято к производству суда как дополнительное. Более того, определением от 16 июля 2007 г. суд постановил, что срок рассмотрения данного дела исчисляется с 17 июля 2007 г. и устанавливается в 2 месяца (61 день) в явном противоречии с требованиями ч. 2 ст. 154 ГПК РФ. Определением суда от 16 августа 2007 г. производство по делу приостановлено до рассмотрения апелляционной жалобы истицы на решение мирового судьи. Однако обоснованность данного определения также вызывает сомнения, поскольку мировым судьей рассматривались требования С. к ЖСК о фактическом допуске ее до работы, и с учетом предмета и оснований данных требований нельзя признать, что рассмотрение настоящего дела было невозможно до рассмотрения дела мировым судьей. 29 августа 2007 г. производство по делу возобновлено и назначено судебное заседание на 03 сентября 2007 г., которое отложено в связи с удовлетворением ходатайства представителя ответчика о предоставлении дополнительных доказательств по делу. 13 сентября 2007 г. судебное заседание отложено в связи с удовлетворением ходатайства о вызове свидетелей. Судебное заседание, назначенное на 21 сентября 2007 г., также отложено в связи с удовлетворением ходатайства о предоставлении сторонам времени для обсуждения условий мирового соглашения. 27 сентября 2007 г. производство по делу прекращено в связи с утверждением мирового соглашения. Таким образом, данное дело было рассмотрено с нарушением установленного ч. 2 ст. 154 ГПК РФ срока, общий срок нахождения дела в производстве суда составил 5 месяцев 15 дней.

Определением о принятии заявления и о подготовке дела к судебному разбирательству от 02 мая 2007 г. к производству районного суда г. Саратова было принято исковое заявление К. и Д. к ОАО о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда. Определением судьи от 11 мая 2007 г. дело назначено к судебному разбирательству на 24 мая 2007 г. на 10-00 час. 24 мая 2007 г. рассмотрение дела было отложено на 05 июня 2007 г. в связи с удовлетворением ходатайства о вызове и допросе свидетелей. Таким образом, откладывая дело на 05 июня 2007 г., суд заведомо назначал судебное разбирательство за пределами срока, установленного ч. 2 ст. 154 ГПК РФ. 05 июня 2007 г. рассмотрение дела было отложено на 25 июня 2007 г. в связи с неявкой представителя истцов. В протоколе судебного заседания от 05 июня 2007 г. указано, что от представителя истцов поступило ходатайство об отложении слушания дела в связи с его занятостью в другом процессе. Однако в материалах дела отсутствуют какие-либо доказательства наличия такого ходатайства (письменные заявления, телефонограммы, факсимильные сообщения), устно такое ходатайство также не могло быть заявлено, поскольку, как указано в протоколе судебного заседания от 05 июня 2007 г., представитель истцов в судебное заседание не явился. Как видно из материалов дела, впоследствии представителем истцов суду не представлено никаких документов, подтверждающих уважительность причин его неявки в судебное заседание, суд на данное обстоятельство никак не отреагировал. Кроме того, определением судьи от 01 июня 2007 г. к участию в деле в качестве 3-го лица привлечена Государственная инспекция труда по Саратовской области. Как усматривается из материалов дела, истцы в Государственную инспекцию по труду Саратовской области ни до обращения с исковым заявлением в суд, ни при рассмотрении дела по вопросу о неправомерности их увольнения не обращались. При таких обстоятельствах не было никакой необходимости в привлечении Инспекции по этому делу в качестве третьего лица. При этом следует иметь в виду, что в соответствии с положениями ст. 43 ГПК РФ вступление в процесс третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, не влечет за собой изменения начала течения срока рассмотрения дела, установленного ч. 2 ст. 154 ГПК РФ. Срок рассмотрения дела в данном случае составил 1 месяц 24 дня, что является нарушением норм ГПК РФ.

Соблюдение судами норм гражданского процессуального законодательства при рассмотрении дел.

Согласно ч. 3 ст. 157 ГПК РФ судебное заседание по каждому делу происходит непрерывно, за исключением времени, назначенного для отдыха. До окончания рассмотрения начатого дела или до отложения его разбирательства суд не вправе рассматривать другие гражданские, уголовные и административные дела.

Однако, при рассмотрении гражданского дела по иску Б. к ОАО о восстановлении на работе, взыскании зарплаты за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, районным судом Саратовской области судебное заседание по делу было назначено на 31 января 2007 г. Как усматривается из протокола судебного заседания 31 января 2007 г., председательствующий по делу объявил в судебном заседании перерыв до 14 февраля 2007 г., 14 февраля 2007 г. в судебном заседании был объявлен перерыв до 27 февраля 2007 г., 27 февраля 2007 г. в судебном заседании также был объявлен перерыв до 07 марта 2007 г. Вышеназванные факты свидетельствуют о явном нарушении судом принципа непрерывности судебного разбирательства.

В 2007 году судьями были прекращены производства по 40 делам, из них в связи с заключением мирового соглашения по 26 делам и в связи с отказом истца от иска по 14 делам.

Отказ истца от иска, как правило, имел место по причине добровольного исполнения требований истца.

За указанный период 6 исковых заявлений были оставлены без рассмотрения по причине неявки заявителей в судебное заседание по вторичному вызову.

В одном случае имело место необоснованное оставление заявления без рассмотрения.

Так, исковое заявление З. к ММУ ЦРБ о восстановлении на работе, взыскании зарплаты, за время вынужденного прогула, задолженности по заработной плате и компенсации морального вреда определением городского суда Саратовской области от 10 августа 2008 г. оставлено без рассмотрения в связи с неявкой истца в суд по вторичному вызову. Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 13 сентября 2007 г. определение районного суда отменено. Как следует из материалов дела, истец просил рассмотреть дело в его отсутствие с участием представителя, суд данное ходатайство отклонил, поскольку не представлено доказательств уважительности причин невозможности явки истца в судебное заседание. Данный вывод суда ошибочен, поскольку в соответствии со ст. 35 ГПК РФ присутствие в судебном заседании лица, участвующего в деле, является его правом, а не обязанностью. Частью 1 статьи 48 ГПК РФ предусмотрена возможность ведения дела через своего представителя. Согласно ч. 5 ст. 167 ГПК РФ стороны вправе просить суд о рассмотрении дела в их отсутствие. Признание судом явки в суд обязательной допускается только в ч. 4 ст. 246 ГПК РФ. Учитывая тот факт, что в судебных заседаниях 8 и 9 августа принимал участие представитель истца, а истец в своем заявлении от 09 августа 2007 г., приобщенном судом к материалам дела, просил дело рассмотреть в его отсутствие с участием представителя, то у суда не имелось оснований для оставления искового заявления без рассмотрения.

Производства по обобщенным делам приостанавливались в 3 случаях в связи с назначением экспертизы, в 3 случаях в связи с болезнью истца, в 1 случае до рассмотрения другого дела.

Фактов нарушения законодательства при приостановлении и прекращении производства по делу в ходе обобщения не установлено.

В соответствии с ч.1 ст. 226 ГПК РФ при выявлении случаев нарушения законности суд вправе вынести частное определение и направить его в соответствующие организации или соответствующим должностным лицам, которые обязаны в течение месяца сообщить о принятых ими мерах.

Возможность вынесения частных определений является дополнительной гарантией выполнения задач, стоящих перед судами, таких как правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан и организаций, укрепление законности и правопорядка, предупреждение правонарушений, формирование уважительного отношения к закону и суду (ст. 2 ГПК РФ).

Частное определение должно быть обязательно исполнено соответствующими лицами. Необходимость реагирования на вынесенное частное определение суда лицами, указанными в нем, подкреплено ответственностью, установленной ч. 2 ст. 226 ГПК РФ, согласно которой в случае несообщения о принятых мерах виновные должностные лица могут быть подвергнуты штрафу в размере до десяти установленных федеральным законом минимальных размеров оплаты труда. Наложение штрафа не освобождает соответствующих должностных лиц от обязанности сообщить о мерах, принятых по частному определению суда.

Кроме того, следует иметь в виду, что КоАП РФ также предусмотрена ответственность за непринятие мер по частному определению суда. В соответствии со ст.17.4 КоАП РФ оставление должностным лицом без рассмотрения частного определения суда или представления судьи либо непринятие мер по устранению указанных в определении или представлении нарушений закона – влечет наложение административного штрафа в размере от 500 до 1000 рублей.

При изучении дел установлено, что по 88 делам судами были удовлетворены требования истцов о восстановлении на работе, при этом признавались незаконными приказы об увольнении, выявлялись факты грубого нарушения процедуры увольнения. Однако по делам, представленным на обобщение, судами было вынесено всего 31 частное определение, что свидетельствует о недостаточном уровне профилактической работы судей.

Имеются факты несообщения работодателями о принятых мерах по частным определениям в предусмотренный ст. 226 ГПК РФ месячный срок.

Так, по делу по иску С. к ММУ ЦРБ о восстановлении на работе, взыскании зарплаты за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда 29 марта 2007 г. в адрес главного врача ММУ районным судом Саратовской области вынесено частное определение, которым обращено внимание на неправильное применение администрацией ММУ норм трудового права, повлекшее признание судом увольнения С. по п. 2 ч.1 ст.81 ТК РФ незаконным, произведенным с нарушением установленного порядка увольнения. В предусмотренный законом месячный срок должностное лицо о принятых мерах по частному определению не сообщило. Установленных законом мер по данному факту судом предпринято не было.

По делу по иску Б. к ОАО о восстановлении на работе, взыскании зарплаты за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда 07 марта 2007 г. в адрес генерального директора ОАО районным судом Саратовской области вынесено частное определение, которым обращено внимание на существенные нарушения в работе отдела кадров предприятия, нарушения процедуры увольнения Б., повлекшее признание судом увольнения Б. незаконным. В предусмотренный законом месячный срок должностное лицо о принятых мерах по частному определению не сообщило. Установленных законом мер по данному факту судом предпринято не было.

Смотрите еще:

  • Тк рф отсутствие на рабочем месте без уважительной причины Прогул или не прогул – вот в чем вопрос Прогул – одно из оснований для расторжения трудового договора по инициативе работодателя (подп. "а" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ). Напомним, под прогулом понимается отсутствие […]
  • Кто составляет протокол по ст71 коап рф Комментарии к СТ 13.19 КоАП РФ Статья 13.19 КоАП РФ. Нарушение порядка представления статистической информации Комментарий к статье 13.19 КоАП РФ: 1. Цель данной статьи - обеспечить своевременное представление […]
  • Страховая пенсия по случаю потери кормильца диплом Страховые пенсии по случаю потери кормильца Готовая курсовая работа по праву социального обеспечения Выполнена в 2017 году, 28 страниц, 20 сносок по тексту. Оригинальность в системе Антиплагиат.ру - […]
  • Статья 71 и 81 трудового кодекса Комментарии к СТ 71 ТК РФ Статья 71 ТК РФ. Результат испытания при приеме на работу 1. Работодатель вправе принять решение о несоответствии работника порученной ему работе только в период срока, установленного для […]
  • Статья тк рф об увольнении за воровство Увольнение работника за хищение Автор: Руслан КОНОРЕВ Увольнение работника за хищение Руслан Конорев Адвокат московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры» Уволить сотрудника за совершение хищения по месту работы […]
  • Мировой суд октябрьского района г уфы 4 Мировой суд октябрьского района г уфы 4 Октябрьский район г. Уфы (347) 450083, г. Уфа, ул. Парковая, 18/2 Мировой судья уч № 1 Чирухина Елена Владимировна 282- 93- 33 (347) 450096, г. Уфа, ул. Энтузиастов, 2 Мировой […]
admin

Обсуждение закрыто.