Как говорить с ребенком о смерти

Как говорить с ребенком о смерти

Как говорить с ребенком о смерти

Как говорить с детьми о смерти

Мы все очень любим наших детей, мы хотим видеть их счастливыми и наполненными всей радостью, которая есть в этом мире. Эта любовь заставляет нас создавать вокруг ребёнка стерильный пузырь, в котором нет ни печалей, ни страстей. Мы не творцы этого мира — и жизнь приходит к детям сама. И наш родительский долг не только в том, чтобы попробовать уберечь ребёнка от бед и страданий, но и рассказать, что всё это неизбежно встречается в нашей жизни.

В жизни есть смерть, и она приходит внезапно. Мы осознаём свою конечность в достаточно раннем возрасте. Вопрос «Мама, а ты когда-нибудь умрёшь? А я?» ребёнок может задать уже в трёхлетнем возрасте. И он непременно застанет нас врасплох. Как говорить о смерти? Что говорить о смерти? Как уберечь самого дорогого человека от страданий?

Для начала нужно разделить вопросы на два типа. Иногда это просто «исследовательское поведение». Интересно, почему светит солнце, как растут деревья, что папа делает на работе, а зачем нужны кладбища, а когда людей закапывают, им не страшно? На такого типа вопросы мы можем легко отвечать, рассказывая о традициях, о том, как принято прощаться в нашей культуре. Можно съездить на кладбище к родственникам. Что совсем не обязательно, но и не запретно. А вот на похороны детей стоит брать, как следует подумав. Смогут ли они вместить и переварить то огромное море человеческих эмоций, которое обрушится на них в подобной ситуации? Часто простых бесед о традициях бывает достаточно, и тут главное — не слишком увлекаться.

Совсем по-другому стоит строить беседу, если перед ребёнком встал экзистенциальный вопрос осознания смерти — своей и дорогих ему людей. Как всегда, первое правило — честность. Но что же мы можем сказать?

1. Смерть — это глупо

Так называется детская книга американской писательницы и художницы, которая вышла в серии «Ordinary Terrible Things» («Обычные ужасные вещи»). Автор говорит с детьми о смерти, опираясь на собственный детский опыт переживания ухода бабушки. Часто мы пытаемся назвать ребёнку несуществующие причины смерти близких: «она устала», «она отправилась в лучший мир», «за ней пришли ангелы». Но все это кажется ребёнку неправильным и нечестным. Ведь он мог предложить бабушке помощь, и она отдохнула бы, и чем, в конце концов, родной внук хуже ангелов, раз она его бросает ради них.

Возможно, в смерти нет никаких дополнительных смыслов, она просто есть, но бездонное чувство одиночества, которое остаётся в нас после расставания с близкими, можно заполнить. Причём какими-то очень конкретными и вещественными деяниями. Автор предлагает варианты, как продлить жизнь бабушки: можно продолжать ухаживать за её садом, сделать красивую табличку с её именем, можно хранить коллекцию марок папы или носить одежду брата. Мы — продолжение жизни тех, кто ушёл.

2. Смерть — это такое правило и нам нужно это знать

Именно так ответил один девятилетний мальчик на вопрос «Что такое смерть?». Правило нельзя отменить. Нужно просто знать, что она есть, и дальше жить с этим. Принятие идеи смерти — достаточно сложный вопрос для взрослых. Мы, существующие со знанием своей конечности, пытаемся как можно меньше думать об этом.

Дети очень часто рано начинают бояться смерти и разговоров о ней, потому что мамы неосознанно передают свой взрослый страх, основанный на личном травматическом опыте

Хорошим советом всем родителям будет разобраться со своим отношением к нашей конечности. Дети своими вопросами и запросами дают нам ещё один шанс стать чуть более осознанными. Иногда маленькие дети чувствуют себя в ответе за уход близких. Ведь ребёнок со своей эгоцентричностью часто считает себя центром мира и первопричиной всего происходящего. В таком случае не лишним будет обратиться за сторонней помощью, сходить к профессионалу. В своём горе мы часто просто не в состоянии отследить чувства и эмоции близких.

3. Смерть — это грустно

Это всегда про расставание, про несбывшиеся мечты, про чувство пустоты и одиночества, про несправедливость мира, про фактор случайности и про собственную беспомощность. И каждый раз, когда нам выпадает такой жребий, мы упираемся в стенку, которую не сможем ни преодолеть, ни разбить. Всё, что остаётся, принять этот факт и выплакать его.

Единственным рецептом здесь может быть — выплакать слёзы тщетности, связанные с осознанием неотвратимости смерти. Кто-то проливает их в пять лет, кто-то в десять, кто-то в 13. Но хорошо, если рядом есть плечо любящего и понимающего человека. Дайте ребёнку побыть с этой мыслью и выплакать её, не бойтесь слёз, но будьте рядом.

Не обязательно ждать, когда ребёнок столкнётся со смертью в жизни. Можно тренировать наши эмоции и страхи, проживая жизнь героев книг и фильмов, оплакивая потери литературных персонажей, скорбя над судьбами жителей мифов и легенд. Не стоит увлекаться и специально собирать «Топ-10 самых душераздирающих сцен мировой художественной литературы», чтобы качественно подготовить потомка к ударам судьбы. Но и специально беречь детей от книг с печальным концом не надо: хотим мы или нет, в жизни есть место слезам, страху и печали.

4. Смерть — это рулетка

Это то, что приходит неожиданно. Мы не можем предсказать точно день и час нашей смерти и, к сожалению, не можем честно пообещать «никогда не умирать» маленькому сыну или дочери, который в свои четыре года только что открыл для себя факт смертности. Но мы можем дать надежду. Не стоит обманывать и убеждать в том, что мы бессмертны. Но всегда можно рассказать, как много лет у нас впереди. А наука не стоит на месте, медицина развивается, и что будет через 10-20-30 лет, никто не знает. Вы знаете? Я тоже не знаю. Говорите правду, но дарите надежду.

5. Смерть — это естественно

Это то, что случается с каждым из нас в конце пути. Андрей Гнездилов, основатель хосписного движения в России, как-то отметил одну особенность: неразлучность жизни и смерти. «Как бы ни старались художники изобразить смерть, они неизбежно изображают её через жизнь. Эта двойственность смерти всегда присутствует и всегда поражает. При этом смерть всегда и в первую очередь имеет негативный смысл для нас, ведь с ней связаны лишения, горе потери. Но если вы возьмёте русские народные сказки, то обнаружите, что бессмертием в них обладает только злая сила».

И любой герой, вкусивший бессмертия, рано или поздно теряет смысл и радость жизни и перестаёт быть положительным. Раньше люди не боялись встретиться лицом со старухой с косой, на кладбища ходили семьями и проводили там целые дни, похороны были наполнены обрядами и традициями, которые помогали принять факт смерти. В XX веке мы изгнали старуху из своих жилищ и городов.

Мы часто пытаемся жить так, как будто смерти нет, но дети знают, что это — неправда

Поэтому, если вдруг застанете подрастающее поколение за организацией похорон безвременно скончавшейся синице или даже кукле, не спешите вмешиваться — аккуратненько посмотрите со стороны и, может быть, увидите много интересного для себя.

6. Смерть — это некрасиво

Часто в подростковом возрасте, когда мы входим в свой очередной экзистенциальный кризис и пытаемся осознать, а что же мы есть на самом деле, смерть начинает манить и завораживать. Есть определённая подростковая эстетика смерти, даже её культ. Мы, взрослые люди, должны это понимать и признавать, чтобы помочь пройти детям по пути взросления, мягко разрушая этот ореол таинственности.

Когда в 6 лет ребёнок со слезами злости кричит: «Вот я умру, и вы узнаете!» — можно задуматься о разговоре на тему смерти. Да, ты умрёшь, да, мы будем плакать, но потом тебя просто не будет. Ты же хочешь умереть, чтобы мы осознали твою ценность. Мы её знаем и без этого. Любовь так не завоевать, она тебе будет просто не нужна. Лучше — живи. Даже если тебе 14, и ты в мечтах видишь, как миллионы поклонников распространяют в сети твои предсмертные сообщения со стены «ВКонтакте», нужно понимать, что тебе это уже ничего не даст. Потому что…

7. Смерть — необратима

Это единственное и последнее мерило всего. Человечество в разные исторические эпохи выстраивало для себя неодинаковые лесенки ценностей. И было время, когда, например, понятие чести, долга, родины ставились выше, чем человеческая жизнь. Сейчас европейская цивилизация (заплатив за это ужасную цену) плавно пришла к тому, что нет ничего ценнее человеческой жизни. Пока ты жив — можно исправить ошибки, можно ещё обрести смысл, можно начать всё сначала. И полезно доносить эту мысль до детей время от времени. Может быть, она поможет им и в подростковом возрасте пройти испытание притягательностью смерти.

8. Смерть — это не конец

Как обнадёжил нас всех Дмитрий Быков, говоря о благой вести, которую несёт нам «Евангелие от Роулинг», смерти — нет. И «человек бессмертен, так как смерть — лишь один из эпизодов развития». Начало следующего приключения. Эта непростая мысль может породить очень интересные и глубокие семейные дискуссии, и мировая литература (не только Гарри Поттер) нам точно в этом поможет.

Фото: iStockphoto (lovemelovemypic, mactrunk)

Как говорить с детьми о смерти: краткая инструкция

Как отвечать на вопросы ребенка о смерти, почему важно не обходить эту тему стороной и как не травматично объяснить детям то, что родители тоже умирают? Эти и другие вопросы «Афиша Daily» задала детскому психологу Анфисе Беловой.

Почему важно объяснять ребенку, что такое смерть?

Потому что смерть — неотъемлемая часть нашей жизни. С этим рано или поздно встречается каждый ребенок: в мультиках, книгах или реальной жизни, и у него возникают вопросы. Если он не получает ответов, то начинает додумывать сам, а так как он не имеет должного опыта и знаний, то пользуется исключительно своей логикой. Чаще всего отсутствие ответов вызывает самые различные страхи : страх собственной смерти, смерти близких, неизвестности, чего‑то потустороннего (если ответы по теме смерти он получил из доступных источников — например, мистических фильмов). У ребенка может возникать ощущение, что от него что‑то скрывают или его обманывают.

В каком возрасте лучше начать разговор?

Вопросы о жизни и смерти возникают у детей в возрасте шести-семи лет. Когда они появляются, тогда и есть смысл об этом поговорить. Бывают ситуации, когда ребенок сталкивается со смертью раньше — например, если умирает кто‑то из близких или домашнее животное. Тогда, конечно, можно завести разговор и раньше.

Как рассказать ребенку о смерти близкого человека?

Стоит об этом говорить аккуратно, без каких‑либо подробностей и в той парадигме, в которую верит сам родитель. Кому‑то легче принимать смерть через религию, кому‑то — через теории о душе, кому‑то — через любовь и память.

Несмотря на то, что человека больше нет в реальности, он все равно остается в нашей памяти.

Нужно объяснить ребенку, что вы с ним чувствуете схожие эмоции: можно вместе поплакать, спросить у него, что он чувствует. Порой бывает так, что возникает злость на человека, которого нет рядом, и у взрослых, и у детей. Это эмоции, мотивированные мыслями: «за что он нас оставил», «почему он ушел», «мне необходимо, чтобы он был рядом, а его нет». И это тоже нормально.

Можно сохранить какие‑то вещи близкого и объяснить ребенку потерю через магические или даже сказочные тезисы: например, что в этих вещах живет частичка близкого или ваша память о нем. Но ни в коем случае нельзя замалчивать и избегать этих разговоров, иначе ребенку придется переживать это в одиночку .

Иногда родители говорят: «Тебе пока рано об этом знать». И ребенок остается с этим один на один, потому что он не может перестать задавать себе вопросы, особенно если он видит грустных родителей или плачущих родственников вокруг. И в таком случае он, скорее всего, будет переживать гораздо больше страха, чем если родитель аккуратно объяснит ему, что произошло.

Какие слова и выражения лучше использовать?

На приемах с детьми я говорю о концепции души — о том, что, когда человек умирает в реальном мире, он продолжает жить в нас, в нашей к нему любви и нашей памяти. Да, мы по нему скучаем, но должны понимать, что этому человеку не плохо и не больно, он просто находится где‑то не рядом. Я стараюсь настраивать ребенка так, чтобы грусть и печаль переводились во что‑то светлое — в воспоминания, например.

Есть родители, которые не верят в концепцию души и жизни после смерти, тогда можно объяснять с биологической точки зрения: так устроена природа, это часть нашей жизни, и никто не знает, что будет дальше. Главное — рассказать так, чтобы не вызвать в ребенке чувство безнадежности.

Почему нельзя врать ребенку?

Некоторые родители, боясь за ребенка, выбирают ложь. Говорят, что родственник уехал куда‑то далеко и больше не вернется. Но так делать нельзя. Ребенок может сразу понять, что вы ему недоговариваете или обманываете его, тогда он просто начнет терять к вам доверие. А если он через какое‑то время узнает правду, то может счесть ваш поступок за предательство .

Не испугается ли ребенок такого разговора?

Суть в том, что вопросов о жизни и смерти больше боятся родители. Для взрослых эта тема табуирована, потому что вызывает боль, скорбь, ощущение потери. У ребенка таких ассоциаций еще нет. Если преподносить ему информацию спокойно, грамотно, аккуратно, это будет просто очередной ответ на один из множества вопросов. И он не будет этого бояться.

Стоит ли брать ребенка на похороны?

Все очень индивидуально: зависит от традиций и мировоззрений семьи и от личности самого ребенка. В целом похороны — это далеко не обязательное мероприятие для детей, они действительно могут напугать. Тем более что это не единственный способ попрощаться с человеком. То есть стоит понимать, для чего необходимо брать ребенка на похороны и есть ли в этом смысл.

С другой стороны, для некоторых детей (обычно тех, кто постарше) это может быть действительно важным моментом в прощании с близким, и они сами будут проявлять интерес к похоронам.

Как рассказать ребенку о своей неизбежной смерти в будущем?

Наверное, чаще всего приходится говорить об этом, если ребенок сам спрашивает. И тут, конечно, тоже не нужно врать. Стоит осторожно объяснить, например, используя фразы: «Да, это естественный процесс, все умирают, но это будет нескоро»; «Мы еще очень долго будем вместе»; «Я не оставлю тебя одного». Важно дать понять, что вы будете вместе с ребенком до тех пор, пока он не вырастет и не заведет свою семью, но и даже тогда вы все еще будете рядом с ним. Можно переводить акцент на разговоры о жизни, о том, сколько в ней всего прекрасного и удивительного.

В разговорах с маленькими детьми на серьезные темы важно давать информацию дозированно, по мере взросления, а не перегружать сразу. Кроме этого, многое зависит от того, какие вопросы они задают. Если сразу сказать: «Я не знаю, когда я умру, может быть, завтра попаду под машину», — это может вызвать страх. При этом всегда, если это все равно кажется обманом, можно сформулировать более аккуратно: «Никто не может знать точно, когда умрет, но обычно это происходит уже в старости, когда жизнь человека подходит к концу».

На первых этапах может быть достаточно веры в то, что родитель еще очень долго будет рядом и смерть произойдет нескоро. Когда через какое‑то время ребенок узнает, что люди умирают не только от старости, что иногда умирают довольно рано, тогда это повод уже отвечать на следующие вопросы.

«Мама, а я умру?» Как говорить с ребенком о смерти

— Мама, а я умру? А когда ты умрешь, можно я буду носить твои сережки? А дедушка долго жил? А где он сейчас? — Такие вопросы часто ставят в тупик родителей детей 4–6 лет.

С мыслями о смерти непросто справиться и взрослым людям. А как объяснить все ребенку? И стоит ли. Давайте разбираться.

Вы когда-нибудь думали, откуда берутся черепа?

Почему ребенок интересуется смертью

Ему интересно. Ребенок постоянно об этом думает и ищет ответы. Хорошо, что он пришел с вопросом к вам — значит доверяет.

Мысли о смерти у ребенка могут быть из-за горя, которое случилось с кем-то из близких, из-за просмотренного фильма или мультика, сказки, в которой погибает персонаж. Дети находят мертвых насекомых, играют с ними, спрашивают, почему жук не летает, будет ли ему больно, если его бросить на пол.

Ребенок пытается переварить, осознать, принять непростую информацию: смерть есть, жизнь не бесконечна.

Вопросами о смерти ребенок начинает интересоваться в возрасте примерно 4 лет. Он растет, все глубже изучает мир, начинает понимать, что все имеет начало и конец, осознает, что он и его близкие тоже будут существовать не всегда. Ребенок пытается переварить, осознать, принять непростую информацию: смерть есть, жизнь не бесконечна. С этой информацией нужно учиться жить дальше.

Почему родители боятся разговоров о смерти

Мамы и папы хотят дать ребенку самое лучшее: беззаботное детство, в котором нет страхов, потерь и смерти. Хотят подарить ему волшебный мир, где Дед Мороз приносит подарки, зубная фея меняет зубы на конфеты, где игрушки оживают ночью, а хомячок и любимая собачка уходят жить на радугу. Или просто уходят. В лес, в поле, в другой дом, к другому ребенку.

Фантазия родителей безгранична, но она не решает главную проблему. Нет больше любимого Шарика, ребенок его больше не увидит, ни через год, ни через десять лет. Он не вернется. Он больше ничего не чувствует, не просит косточку, не лает и не скулит.

Двоюродная бабушка не уехала в гости, не переехала жить на Камчатку. Ее больше нет. Нигде нет. Наверное, и у взрослых при чтении этих строк наворачиваются слезы. Что тут говорить о ребенке.

Как можно такими словами разрушить детский мир сказок и грез! Придет время, повзрослеет и сам все поймет. А сейчас путь верит в лучшее.

Если мама боится даже думать о смерти, сложно будет говорить о ней с ребенком.

За стремлением позаботиться о комфорте и душевном спокойствии ребенка скрывается родительская тревога — собственный страх смерти. Скорее всего родителей оберегали их родители, которые в свою очередь получили такой опыт от своих мам и пап.

Если мама боится даже думать о смерти, сложно будет говорить о ней с ребенком. Причем бережно и деликатно.

Взрослых больше всего в этом непростом вопросе пугает неизвестность. Никто не знает наверняка, что будет после того, как мы умрем. Мы можем только фантазировать и предполагать. Научно обоснованных теорий, доказанных фактов не существует. Оттуда еще никто не возвращался.

Очень хорошо иллюстрирует этот страх притча об осужденном к смертной казни, которому дали возможность выбора. Или смерть или выход в дверь. Но за дверью неизвестность. Осужденный выбрал смерть. А за дверью свобода. Только никто ее не выбирал, поскольку неизвестность страшнее смерти.

Ребенок же боится страшных конкретных картин, которые сам же и нарисовал в своем воображении. А уж о детском воображении все имеют представление. Уж чего только не напридумывают!

Поэтому с детьми особенно важно конкретно проговорить все страхи, ответить на все вопросы, которые задает ребенок, смягчить, заменить страшную картину на более приемлемую для ребенка.

«Молчание — золото». Насколько применимо это выражение к теме смерти

Шестилетнего ребенка отвезли к болеющей, но еще живой бабушке. После ее смерти придумали красивую историю о переселении бабушки далеко-далеко, в красивый дом. Еженедельно передают от нее приветы и искренне верят, что сделали все для блага ребенка.

И все бы хорошо, только у ребенка появились судороги, навязчивые повторяющиеся действия, да и вообще какой-то нервный стал. Мама шестилетнего мальчика удивилась, узнав, что с ребенком нужно говорить о смерти. Как оказалось, она сама очень боится этой темы, и всегда старается заговорить о чем-то другом, спрятаться, сбежать. И это не единственный известный мне подобный случай.

Читайте также  Судороги у ребенка при температуре что делать

Ребенок видит, что мама плачет, понимает, что случилось что-то плохое, но не знает что именно. Ему говорят, что все хорошо, что ничего не произошло. Только почему-то все грустят. Значит близкие люди его обманывают. Ему как будто запрещают говорить о своих чувствах, проживать их. И приходится ребенку справляться самому.

Любую ложь, фальшь, секреты малыш уловит «на ура». Уровень тревоги повысится. Появятся страхи, навязчивые действия, ночные кошмары.

Способов справиться в запасе у ребенка мало. В основном это психосоматика — реакции тела. Судороги, моргания глазами, ковыряние в волосах, стремление грызть ногти — самые распространенные способы ребенка справиться с непростыми чувствами.

Подсознательно ребенок знает правду. Любую ложь, фальшь, секреты малыш уловит «на ура». Уровень тревоги повысится. Появятся страхи, навязчивые действия, ночные кошмары. Естественные для детей страхи — темноты, остаться одному, отпустить маму — тоже говорят о наличии у ребенка страха смерти.

Неназванная эмоция — это самое страшное. Малыш чего-то боится, что-то чувствует, но не знает что это. Он не знает, что это нормально, что это есть у всех, что с этим можно справиться. Когда родители озвучивают, называют его страхи — становится спокойнее.

Вспоминаю свои чувства, когда в 15 лет из разговора родителей узнала о тяжелой болезни бабушки. Конечно, никто не торопился поговорить об этом со мной, не до того было. Это были самые ужасные две недели. Я ни с кем не могла разделить ужас, который творился у меня в душе. Нельзя ни поговорить, ни поплакать, ни задать вопросы. Кажется, что можно только молчать. Облегчение наступило, когда страшный разговор все-таки состоялся. Теперь я была не одна, теперь можно было говорить и чувствовать, а не держать все внутри себя.

«Мама тоже так боялась. Но она справилась, справлюсь и я». Чувства названы, открыты. О них можно говорить, их можно проживать и чувствовать. Это как тяжелый мешок, который, наконец, можно нести с кем-то вдвоем. Уже не так тяжело, не так страшно.

Как говорить с ребенком о смерти

В первую очередь нужно справиться со своим страхом. Чувства родителей моментально считываются бессознательным ребенка. Поэтому спокойный, ровный эмоциональный фон — залог успешного разговора.

Да, разговор не из легких. Поэтому важно обеспечить ребенку поддержку. Лучше посадить его на колени, обнять, дать понять, что вы рядом с ним, что вместе вы справитесь с любой болью.

На каждый свой вопрос ребенок должен получить ответ.

— Больно ли птичке, когда я толкаю ее палкой?
— Нет, она мертва, она больше ничего не чувствует.

— Когда Шарик вернется домой?
— Он не вернется. Он умер. Когда умирают, не возвращаются.

— Почему дедушка больше не приходит в гости?
— Он умер, он больше не придет.

Честность и открытость как никогда нужны в этом разговоре. Любая ложь и фальшь вызовут у ребенка еще больше тревоги. Важно рассказать ребенку, что тот, кто умер, больше не вернется, что смерть — это навсегда.

Ребенок обязательно спросит, умрет ли он, умрет ли мама, папа, бабушка, братик или сестричка. Четко и уверенно говорим: «Да. Все умирают. Но до этого мы все растем, учимся, работаем, заводим свои семьи, у нас появляются свои дети. Мы проживаем долгую и интересную жизнь. А потом мы становимся старенькими и умираем».

Важно рассказать ребенку, что тот, кто умер, больше не вернется, что смерть — это навсегда.

Так мы показываем ребенку, что жизнь имеет конец. Но этот конец будет очень нескоро. Впереди целая жизнь, наполненная интересными событиями.

Как ни парадоксально, но после открытых разговоров о смерти, принятия конечности жизни, тревога у ребенка спадает. Он принимает информацию, учится ценить жизнь.

Почему люди умирают. Следующий любимый детьми вопрос — «от чего люди умирают?». Также честно отвечаем: «От старости, от тяжелой болезни, от несчастных случаев. Болезни, от которых люди умирают, бывают редко. В основном люди выздоравливают и продолжают жить до старости. Несчастные случаи тоже бывают редко. Иногда люди умирают в машине в аварии. Но чаще всего они благополучно возвращаются домой».

Мы одновременно показываем ребенку возможные варианты, при которых может наступить смерть, и снимаем тревогу, делим на «часто» и «редко». Честно, но безопасно для ребенка.

Что происходит с человеком после смерти, что он чувствует. Часто дети интересуются, что чувствует человек после того, как умрет. Не холодно ли ему под землей? Отвечаем, что нет. Его тело уже неживое, оно не может ничего чувствовать.

А вот насчет того, что происходит с человеком, с его душой, существуют разные мнения — и лучше познакомить ребенка со всеми.

Важно честно поделиться с ребенком, что никто точно не знает, что его ждет после смерти, но есть разные версии. Тут можно рассказать несколько вариантов, пусть выберет сам, во что ему верить. Только не нужно слишком пугающих картин про ад.

Оптимальный вариант — поделиться воспоминаниями людей, которые пережили клиническую смерть. Обычно они носят позитивный характер.

Важно честно поделиться с ребенком, что никто точно не знает, что его ждет после смерти, но есть разные версии.

Если семья религиозная, наверняка есть готовый ответ, которым можно поделиться с ребенком. Но не перестарайтесь. Чересчур привлекательная картина «загробного мира» может разочаровать ребенка в жизни земной. Поэтому соблюдаем баланс.

«Люди, которым удалось на минуту заглянуть в загробный мир, говорят, что там очень хорошо, красиво и спокойно. Там поют птицы, журчат ручейки, ярко светит солнце. Но на земле мы можем расти и развиваться, взрослеть, учиться, чувствовать печаль и радость, боль и удовольствие. Мы можем становиться старше, познавать все самое лучшее, что есть в каждом возрасте».

Как рассказать о смерти близкого родственника

Тоже говорим честно. «Бабушка умерла. Она была очень старенькая и долго болела. Я не знаю, где она сейчас. Она не в нашем мире, мы ее больше не увидим. Возможно, она в небесной стране, где ей хорошо и спокойно».

Не нужно скрывать своих чувств. Если хочется плакать — значит нужно это сделать. Объясните ребенку, что вы очень скучаете по бабушке и грустите, что ее больше нет. Когда грустно — мы плачем. Смерть — это большая потеря. Очень тяжело жить без дорогого человека.

С нами навсегда останется память о бабушке — фотографии, видео, памятные вещи, их важно беречь и хранить. Ее потомки — мама, сам ребенок, его будущие дети — это тоже продолжение бабушки. «Да, она больше не придет, мы не увидим ее глазами, но всегда будем помнить о ней».

Определите, что ребенок может сделать для умершего. Посадить цветок, зажечь свечку, поставить в рамку фотографию, сделать семейный альбом или видео на память, покормить птиц.

Важно объяснить ребенку, что это нормально — грустить, плакать переживать потерю. Что это на самом деле очень больно — терять близких. Показывая ребенку на своем примере, что вы не стесняетесь слез, вы учите его справляться со своей болью.

Как говорить с ребенком о смерти

Авторы: Спок Б.

Не существует магического средства устранить все страхи, но спокойное отношение является лучшим утешением.
Многие родители спрашивают: «Как объяснять, что такое смерть, маленькому ребенку?» Временами такой вопрос возникает в связи со смертью какого-нибудь родственника или знакомого. Или же он может возникнуть, когда ребенок наблюдает похоронную процессию или переживает смерть любимой кошки или собачки. Я сам никогда не слышал ответа на этот вопрос, который бы надежно предотвратил все возникающие в таких случаях страхи и неверные представления.

Многие религиозно настроенные родители склонны говорить: «Он ушел на Небеса» или «Господь забрал его к себе». Такого рода ответы могут оказаться удовлетворительными для ребенка школьного возраста, который уже достаточно слышал и про Бога, и про рай и в мозгу которого успела сформироваться картинка Доброго Человека и Хорошего Места. И к этому возрасту ребенок, возможно, уже выработал некое философское приятие факта неизбежности смерти и в то же время знание, что смерть достаточно редко уносит людей его возраста.

Но ребенок в возрасте между двумя и пятью годами обладает, с одной стороны, достаточно уязвимой и хрупкой психикой, а с другой, имеет слишком слабое понятие о повседневных реалиях, которые могут послужить утешением ребенку старшего возраста. Если вам случалось в середине ночи тревожно и болезненно размышлять о каком-нибудь собственном прегрешении или же об опасности, угрожающей близкому человеку, то вы поймете, что я имею в виду. При свете дня, однако, вы скорее всего забудете 95% своих страхов и будете лишь дивиться, как это вы смогли так глупо запаниковать.

Маленькие дети всегда находятся во мраке в том смысле, что их неопытность, невежество, отсутствие точного понимания, что реально, а что нет, отдают их на растерзание непосредственных ощущений момента. Двух-, трех- и четырехлетки любопытны, восприимчивы и обладают буйным воображением. Они ощущают сильнейшую зависимость от родителей, и их легко напугать возможной опасностью разлуки с ними. Мысль об уходе или о том, что родителей могут забрать от них ангелы или Бог, является для детей весьма тревожащей и пугающей. И не имеет значения, что им рассказывали про доброту Бога и ангелов.

Хотя я начал с того, как объяснять детям смерть других людей, я говорил так, как будто речь шла о страхе детей перед своей собственной смертью. Существенно здесь то, что дети в возрасте трех или четырех лет находятся на той стадии эмоционального развития, когда ребенок примеряет все на себя — и хорошее, и плохое. Когда он видит водителя автобуса, он тут же представляет, каково это самому управлять такой машиной. Он начинает разыгрывать эту роль. Когда ребенок видит калеку, он расстраивается, потому что тут же идентифицирует себя с этим несчастным. Когда он спрашивает, для чего нужны кладбища, и получает первые объяснения по вопросам смерти, то следующий пугающий вопрос, который он задает: «А я тоже умру?»

Вот почему так трудно объяснять маленькому ребенку факт смерти кого-то другого. Ибо на самом деле тут идет речь о его собственной смерти. Поскольку ребенок испытывает сильнейшее желание жить и оставаться рядом со своими родителями, то невозможно описать ему смерть так, чтобы совершенно его не встревожить.

Некоторые родители, и я в том числе, пытались представить смерть менее грозным явлением, объясняя, что очень старые люди под конец жизни так устают, что они просто счастливы лечь и мирно умереть, «как будто заснуть». Это не слишком эффективно, поскольку ребенку трудно представить такую усталость. И эта аналогия рискованна, поскольку временами дети тревожного типа психики начинают бояться засыпания — ведь они могут больше не проснуться!

Есть ли какое-нибудь решение этой проблемы? Думаю, нет, если речь идет о том, чтобы найти какую-то волшебную и точную комбинацию слов. Но в большинстве случаев это не повод для тревоги. Опыт повседневной жизни говорит нам, что большинство детей к своим четырем или пяти годам уже узнают что-то о смерти без особых волнений. Ну, расстроятся слегка на короткое время и все. Дети каким-то образом сживаются с идеей смерти. Частично это происходит путем подавления или отрицания. Вот ребенок задает тревожные вопросы, а вот внезапно он начинает интересоваться чем-то гораздо более приятным, и лицо его светлеет. Весь остаток дня эти страшные вопросы его, по всей видимости, уже не занимают. А затем, возможно, укладываясь спать, он неожиданно заявляет: «А я никогда не умру!» — внушая себе, что он этим решением устраняет опасность, или же он снова возвращается к тревожащим вопросам.

Даже во взрослом состоянии мы пытаемся тем же методом преодолеть или отрицать какую-нибудь угрожающую нам ситуацию, хотя обычно у нас это получается не столь успешно, как у маленьких детей. В любом возрасте, когда мы встречаемся с опасностью, которая для нас слишком велика, наш мозг пытается на время забыть о ней, чтобы потом, когда угроза снова о себе напомнит, к ней вернуться и попытаться переварить ее по частям. Такое может происходить при свете дня, но это также и объяснение многих наших кошмаров.

Ребенок, который очень сильно тревожится, узнав о смерти, и который не может никак выбросить из головы эту тему, является исключением. Возможно, он с самого раннего возраста был слишком восприимчив, слишком зависим. Возможно, такой ребенок приобрел синдром тревоги в возрасте, скажем, двух лет, когда его мать впервые внезапно покинула его на пару недель, и он уже отчаялся увидеть ее вновь. Или, возможно, его мать слишком тревожилась о безопасности своего ненаглядного дитя, и оно впитало в себя ее страхи — особенно по отношению ко всему, что может их разлучить.

Ребенок, у которого развилась фобия или навязчивая одержимость на почве смерти, нуждается в помощи профессионала, чтобы выявить скрытые факторы, делающие его уязвимым для страхов. Очень часто в процессе обследования и лечения выясняется, что главная причина, почему ребенок так тревожится о своей безопасности, заключается в том, что он чувствует исключительную вину по поводу случающихся у него приступов недобрых чувств по отношению к другим членам семьи и что он ожидает какого-то ужасного наказания за это.

Все эти рассуждения применимы к ребенку, который слышал о такой болезни, как полиомиелит, и у которого развивается навязчивый страх перед ней. Дело не в том, что ему неправильно объяснили про эту болезнь, а в нагромождении комплексов страха и вины в его собственной душе, которые заставляют его привязаться к этой болезни, как к возможной каре за грехи. Ребенок с такими серьезными страхами тоже нуждается во внимании специалиста.

До сих пор я делал упор на том, что манера, в которой объясняется феномен смерти, обычно менее важна, нежели степень тревоги, которая уже наличествует как часть личности ребенка к моменту, когда он впервые слышит о смерти.

Другим очень важным фактором является отношение к смерти самих родителей. Человек, который сам, открыто или в глубине души, боится смерти, окажется в трудной ситуации, когда ему понадобится представить философское объяснение этого фактора ребенку. Обычно дети задают такие вопросы совершенно неожиданно, и у родителей не бывает времени, чтобы сформулировать идеальное объяснение.

Мать, которая не привыкла волноваться по какому бы то ни было поводу (которая не боится собственной смерти или просто не думает о ней и которая не очень тревожится по поводу того, что может расстроить ребенка), как правило, сможет найти слова и интонацию, из которых будет следовать, что смерть — это нечто весьма не близкое и что не надо забивать себе голову беспокойством по этому поводу. Родительница, воспринимающая смерть более серьезно, но с твердыми религиозными убеждениями, из которых следует, что возвращение к Богу — когда придет для того время — является вершиной счастья, передаст это свое смиренное настроение ребенку, независимо от того, уловит ли он точный смысл ее слов или нет.

Мать, считающая созерцание трупа на похоронах нездоровым и варварским обычаем, естественно, не разрешит ребенку видеть тело умершего родственника. И если она станет в присутствии своего ребенка свидетельницей автокатастрофы, то она сделает все возможное, чтобы обойти это место стороной и отвлечь его внимание на что-нибудь другое. И она будет совершенно права, защищая своего ребенка таким образом, ибо возможно, что он в противном случае впитает в полной мере весь заряд ее собственного ужаса.

Другая мать, воспитанная в представлении, что поминки по-ирландски (перед погребением) являются важной церемонией в жизни человека, посчитает вполне уместным привести ребенка на прощание с усопшим родственником. И ее несколько фамильярное отношение к покойнику и к самому факту смерти сделает этот опыт для ребенка совершенно иным, чем могло бы быть при других обстоятельствах. Я не пытаюсь судить, какой из этих родительских подходов является более благотворным. В любом случае специфическое впечатление, полученное ребенком, будет в большой степени зависеть от отношения к происходящему самих родителей, а также от особенностей строения его личности. Но это не означает, что форма объяснения не имеет значения.

Нет нужды говорить, что при религиозном обсуждении проблемы смерти с маленьким ребенком я избегаю любого упоминания об адском пламени или о возможности того, что если мой собеседник не будет хорошим мальчиком, то он может и не понравиться Господу и не попасть в рай. Далее, каким бы прекрасным ни расписывали мы ребенку Господа Бога, мысль об уходе к нему ни в коем случае не является компенсацией факта разлуки с родителями. Зная это, я предпочитаю рисовать ребенку картинку, в которой вся семья старится, умирает и отправляется полным составом жить на Небеса. При этом такие детали, как разница в возрасте, сознательно игнорируются до тех пор, пока ребенок не станет более разумным и независимым.

Если же нужно не религиозное объяснение, то я заостряю внимание на том, что смерть придет еще очень нескоро, через много лет, когда мы будем старыми и усталыми. И я объясняю, что при этом мы перестаем дышать, двигаться и чувствовать (без проведения аналогий со сном). Если же поводом для разговора служит смерть ребенка, которого знал мой юный собеседник, то я признаю, что бывают такие очень редкие случаи, что какой-то ребенок очень сильно заболевает или попадает в дорожную аварию и умирает, но я также подчеркиваю (тут главное — не пережать, чтобы утешение не выглядело фальшивым бодрячеством), что большинство людей не умирает, пока не достигнет очень-очень старого возраста. Затем я усмехаюсь и, потрепав ребенка по плечу, заявляю, что мы с ним будем жить еще очень, очень, очень долго.

опубликовано 06/09/2013 11:34
обновлено 28/06/2021
— Педагогика и психология

Свящ. Никита Заболотнов: как говорить с ребёнком о смерти?

Смерть, как это ни пара­док­сально – неотъ­ем­ле­мая часть жизни. Как и когда гово­рить ребёнку о смерти? Нужно ли брать на похо­роны? Как ему всё объ­яс­нить? На эти и дру­гие вопросы отве­чает мно­го­дет­ный отец, священник.

Иерей Никита Забо­лот­нов ведет свой видео-блог, активно посе­ща­е­мый роди­те­лями всех воз­рас­тов. И вот что он советует.

«Как гово­рить с ребен­ком о смерти – важ­ная тема, но гово­рить о ней бывает про­бле­ма­тично, осо­бенно когда уми­рает осо­бенно близ­кий чело­век, род­ствен­ник. Роди­тели зада­ются вопро­сом, стоит ли брать ребенка на похо­роны и как ему что-то объяснять.

Испо­кон века прак­ти­че­ски во всех чело­ве­че­ских куль­ту­рах детей от смерти не отго­ра­жи­вали. И, на самом деле – у ребенка есть некая внут­рен­няя потреб­ность пого­во­рить о смерти.

В опре­де­лен­ный период взрос­ле­ния, в 6–8 лет, ребе­нок под­хо­дит к роди­телю, спра­ши­вает его о смерти, ему инте­ресна эта тема. Не стоит его от этой темы отго­ра­жи­вать. Смерть также есте­ственна, как и жизнь. Если есть рож­де­ние, зна­чит, есть и уми­ра­ние. Если есть начало – есть и конец.

Ребенку так и нужно объ­яс­нить: все мы рож­да­емся и все мы уми­раем. Смерть – это не некая страш­ная тра­ге­дия. Смерть – это конец жизни, и это нужно ребенку объ­яс­нить: ты начал жить, ты когда-то умрешь.

Мы очень боимся, что ребё­нок нач­нёт бояться смерти. Да, в опре­де­лен­ный период сво­его взрос­ле­ния он будет бояться уме­реть, но это чаще всего свя­зано с млад­шим и сред­ним под­рост­ко­вым воз­рас­том, с пол­ным осо­зна­нием себя и своей личности.

Но это не зна­чит, что ребенку не нужно гово­рить о смерти. Нужно пока­зы­вать ребенку, что смерть – это итог жизни, рас­ска­зы­вать ему о своих род­ствен­ни­ках: бабуш­ках, пра­ба­буш­ках, прадедушках.

Вот, они жили, жили долго, вот, они умерли, от них оста­лась память – то-то и то-то. Можно съез­дить с ребен­ком на клад­бище, может быть, кратко, без осо­бых подроб­но­стей рас­ска­зать ему, что про­ис­хо­дит с чело­ве­ком, когда он умирает.

Ну, и когда мы стал­ки­ва­емся с ситу­а­цией, что при­хо­дится с ребен­ком идти на похо­роны, на отпе­ва­ние близ­кого чело­века, то обя­за­тельно нужно об этом поговорить.

Здесь нет какой-то кон­кре­тики. Нужно пого­во­рить от сердца: вот, чело­век был, и чело­век есть. Есть он потому, что он остался в нашем сердце, в наших вос­по­ми­на­ниях, в нашей памяти, и самое глав­ное: мы про­дол­жаем его любить.

С его смер­тью, то есть окон­ча­нием физи­че­ской жизни, не закон­чи­лась наша любовь. До тех пор, пока мы его любим, пока мы его пом­ним, он жив.

Кроме того, обя­за­тельно нужно пого­во­рить о том, что в нашем пра­во­слав­ном миро­по­ни­ма­нии и пред­став­ле­нии смерть – это лишь пере­ход в сле­ду­ю­щую жизнь, в жизнь вечную.

Когда наша веч­ная душа, кото­рая ожив­ляет наше физи­че­ское тело, отде­ля­ется от тела и начи­нает жить отдельно, иной, дру­гой жиз­нью, она как бы живет тем ито­гом, что чело­век смог в своей жизни собрать, чем он смог жить.

Читайте также  Какой анализ сдать на коклюш ребенку

Ребенку в силу его воз­раста об этом стоит рас­ска­зать. Но еще раз говорю: не нужно детей огра­ни­чи­вать от этой темы. Потому что, если мы будем так делать, то рано или поздно ребе­нок столк­нется с этой темой, и в под­рост­ко­вом воз­расте она будет его очень интересовать.

И, к сожа­ле­нию, ино­гда бывает, что, если в дет­стве мы его огра­ни­чи­вали, потом она может начать его пугать, что дохо­дит до опре­де­лен­ных неврозов.

Есть еще одна про­блема: она свя­зана с нами, с взрос­лыми. Мы сами очень часто отно­симся к смерти с боль­шой опас­кой и не любим о ней ни гово­рить, ни напо­ми­нать. Хотя еще в древ­но­сти люди гово­рили – «momento mori» – «помни о смерти», а древ­ние хри­сти­ан­ские подвиж­ники про­дол­жали: «помни о смерти, и во век не согрешишь».

Поэтому память смерт­ная – это одна из хри­сти­ан­ских доб­ро­де­те­лей, кото­рая помо­гает нам все­гда быть в тонусе, все­гда быть перед лицом Божиим. И вот это – пра­виль­ная память о смерти, кото­рая будет в нас, и мы ее поти­хоньку будем пере­да­вать нашим детям.

Как говорить с ребенком о смерти

Я помню, как раздался в квартире страшный детский крик, и мой ребёнок выбежал из комнаты, держа в каждой руке по мёртвому хомячку. Хомячки решили не расставаться посмертно и как в сказке «жили долго и счастливо, и умерли в один день». Конечно, это был печальный для ребёнка опыт, но он уже знал, что дальше будет специальный ритуал похорон. Так как это были не первые зверьки в доме, со смертью которых он столкнулся. И поэтому со слезами на глазах мы начали готовиться к проводам зверьков в последний путь и обсуждать разные моменты из их жизни.

Дети, да и взрослые люди, живущие в деревнях, посёлках, поближе к природе, смерть воспринимают как довольно привычное дело: весна, лето, осень, зима и замирание (умирание) природы, за которым вновь следует весна, домашние животные, которых выращивают на еду. Все мои родные и просто знакомые деревенские бабушки и дедушки совершенно спокойно рассказывают близким и друг другу про то, как их надо наряжать в последний путь и обсуждают смерть своих друзей, хотя и с грустью, но примерно как поездку к ближайшему райцентру. Городские жители, живущие в изолированных друг от друга квартирах и домах, сталкиваются со смертью чаще всего на экране телевизора в страшных новостях. То есть со смертями, которых много одновременно, и даже в ритуалах, сопровождающих людей в последнее путешествие, обычно невозможно самим поучаствовать в реальном времени. Восприятие смерти в современном мире всё дальше уходит от понимания естественности этого явления.

Дети с раннего возраста видят игрушечные, виртуальные смерти. Убили, умер, ожил и побежал. Компьютерные игры, где у героя 9 жизней, «заговаривают» смерть, обесценивают ее значение. А о реальных смертях, об окончании жизни, взрослые говорят с детьми редко и стараются защитить ребёнка как можно дольше от соприкосновения с опытом потери.

Например, шестилетний ребёнок рассказывает мне в кабинете, что его бабушку похитили инопланетяне, или может быть она с ними сбежала. Когда он вырастет, то пойдёт ее искать. Спрашиваю, как же это произошло, он отвечает, что бабушка долго лежала дома, не хотела с ним играть, хотя раньше именно она была самая игривая, он на неё очень сердился, а потом она вдруг исчезла. Поэтому он решил, что ее похитили. Интересуюсь, что говорят родители по этому поводу, оказывается родители объясняют, что бабушка «в иных землях». То есть, подтверждают гипотезу мальчика, что бабушка жива и бросила его (или ее заставили его бросить).

Как меняются представления о смерти с возрастом?

В младшем дошкольном возрасте дети вообще не осознают конечности жизни. Например, мальчик пяти лет, рассказывая об умершем в процессе игры солдате, сообщает, что солдата убили, он умер, его закопали в землю. Спрашиваю, а что будет с ним дальше? Дальше, говорит, понятное дело приедет скорая помощь, его откопают и отвезут в больницу лечиться. Он там вылечится и опять пойдёт воевать.

В возрасте примерно 5−8 лет дети начинают понимать и принимать факт необратимости смерти. Они начинают активно интересоваться атрибутами смерти: скелетами, зомби, гробами, фигурками и куклами с элементами Танатоса — Бога смерти. Дети чаще всего не принимают собственную смертность, они пока бессмертны или надеются, что позже придумают, каким способом добыть элексир бессмертия.

В возрасте 9 лет и старше дети и подростки начинают в полной мере осознавать конечность жизни всех людей и свою собственную. Это становится временем философствования, поиском вопросов о смысле жизни: зачем жить, если всё равно умирать. Часто попытки осознания необратимости обращаются в заигрывания со смертью, в рисковые действия, селфи на крышах. Хочется заглянуть смерти в лицо и обмануть её, сбежав, как бы взять контроль в свои руки.

Как говорить о смерти?

Если ребёнок не задаёт никаких вопросов про смерть, то это совсем не значит, что вам необходимо посадить его рядом и всё-всё ему рассказать. Длинные лекции с подробными ответами на незаданные вопросы — совсем не то, что ожидают от вас дети. Есть дети, которые устанавливают причинно-следственные связи сами. Но если дети решились задать вопрос на эту важную тему, то лучше отвечать сразу. Можете аккуратно задать пару уточняющих вопросов, чтобы точнее понять, что именно интересует ребёнка. Не стоит давать детям много информации, к которой они могут быть не готовы. Детям важен короткий ответ на конкретный вопрос.

Вопросы про смерть в возрасте до 5−6 лет обычно касаются технических деталей. Что это такое? Как это выглядит? Надолго ли всё это? Умрешь ли ты? А когда? Достанутся ли мне дедушкины вещи после его смерти? Чем спокойнее родители будут отвечать на эти вопросы, тем лучше. Если родители пытаются увиливать от ответов (зачем это тебе? Завтра расскажу. Давай лучше поиграем. Что ты всякую ерунду спрашиваешь!) ребёнок вопросы задавать, скорее всего, перестанет и придумает для себя некоторую защитную историю — гипотезу. Что в этом плохого? Только то, что за неотвеченными вопросами прячутся волнующие ребёнка темы. Истории будут прикрывать психическое напряжение ребёнка, но не снимать его.

Если умер кто-то из близких, то лучше объяснить ребёнку произошедшее простыми словами. Когда родственники недоговаривают, прячут информацию, ребёнок, считывая эмоциональное состояние окружающих догадывается, что случилось что-то серьезное, но если никаких объяснений он не получает, то его беспокойство становится все больше и больше, что может проявляться и как сильное возбуждение, отсутствие концентрации внимания, и как замороженность в мимике и чувствах, замедленность в действиях.

Говорите простыми фразами: «Она умерла, больше мы никогда её не увидим, мы больше не поедем к ней в гости». Старайтесь не использовать эвфемизмы: «Он покинул эту землю», «Она теперь живет на облаке», «Её унесли ангелы». Расскажите, в зависимости от ваших убеждений, что происходит с человеком после смерти. Объясните, что тело умирает, но в сердцах людей продолжает жить память о человеке и его делах. Обсудите, что вы будете помнить об умершем человеке. Коротко расскажите о том, какие посмертные ритуалы будут проведены. Спросите ребёнка, хотел бы он принять участие в части этих ритуалов и какие есть возможности попрощаться с умершим близким человеком. Не заставляйте его принимать участие в тех ритуалах, к которым он пока не готов. Многим родителям кажется, что участие ребёнка в посмертных ритуалах может быть для него слишком сильным потрясением. Конечно, решать вам, и может быть, вы правы — именно для вашего конкретного ребёнка это будет непосильным. Но у детей нет такого глубокого эмоционального вовлечения в переживание смерти, как у взрослого человека, потому что у ребёнка пока нет и самого эмоционального опыта, который возникает с годами, с пережитыми событиями. Часто взрослые неосознанно пытаются спрятаться от своих чувств, не понимают, как говорить с ребёнком о таких тяжёлых событиях и именно поэтому не дают ему участвовать в прощании с близким человеком.

Дети, от которых скрыли факт смерти близкого человека, всё равно рано или поздно об этом узнают. Одна девочка-подросток рассказывала мне, что её мама умерла, когда ей было 5 лет, но близкие ей сказали, что мама… уехала в командировку в Африку, надолго, и будет ей слать оттуда подарки. Девочка невероятно страдала, считала маму предательницей, но «африканские подарки», которые она получала на день рождения и Новый год, берегла. Когда ей было 12 лет, бабушка рассказала правду про маму. «Понимаете, — сказала девочка, — я безутешно рыдала, а бабушка говорила, что уж рыдать-то, это ведь было очень давно. Понимаете, они все когда-то горевали вместе, а теперь я горевала совсем одна!»

Горевать в одиночку без поддержки — это очень тяжёлый опыт и для взрослого человека, не то, что для ребёнка. Для всех горе давно закончилось, а для неё ситуация оказалась свежей раной, и вся ее ненависть обратилась на обманувших ее родственников.

Если близкий человек активно участвовал в жизни ребёнка, расскажите ребёнку, как будет организована его дальнейшая жизнь, какие в ней произойдут перемены. Кто из взрослых и как будет отвечать за те дела, которые ребёнок делал с умершим родственником. Кто будет будить его по утрам или готовить завтрак, кто будет с ним гулять, к кому он теперь будет ездить в гости, кто будет его обнимать, кто отвечать на вопросы. Именно такие конкретные вещи делают жизнь ребёнка эмоционально переносимой. Дайте малышу время на горевание, но не удивляйтесь, если он через несколько дней начнет вести себя так, как будто ничего не случилось. Само проявление детского горя может быть коротким. Не потому что не глубокое, а потому что не хватает сил на долгие интенсивные чувства, так как ребёнку надо делить свои силы между гореванием и задачами развития. Горевание может протекать этапами, то поднимаясь из психики, то уходя вглубь. Разрешайте говорить и плакать ребёнку о происшедшем столько, сколько ему надо и когда ему надо. Один знакомый шестилетний мальчик, которому не разрешали дома говорить про смерть дедушки, начинал рассказывать про это всем встреченным на улице взрослым, чем приводит своих родителей в состояние бессилия. Но остановиться он не мог, ему важно было с кем-то говорить об этом.

Если вы хотите поговорить с ребёнком о смерти, но сомневаетесь, что можете найти правильные слова для такой непростой темы, можно вместе почитать подходящие книги на эту тему, предварительно прочитав их самостоятельно. Вот список, который я рекомендую:

Пернилла Стальфельт «Книга о смерти».

Нанетти Анджела «Мой дедушка был вишней»

Ким Окесон, Эва Эриксон «Как дедушка стал привидением»

Несс Патрик «Голос монстра»

Пеннак Даниэль «Глаз волка»

Жан Реньо, Эмиль Браво «Моя мама в Америке, она видела Буффало Билла»

Фрид Амели «А дедушка в костюме»

Ульф Старк и Стина Вирсен «Звезда по имени Аякс»

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector