Как жили крестьянские дети

Как жили крестьянские дети

Как жили крестьянские дети

Что умели делать крестьянские дети?

Скажите, пожалуйста, что умеет делать сегодняшний первоклассник, кроме того, что управляться с любым гаджетом? Может ли он наколоть дрова, сходить в ночное, поджарить себе яичницу? Конечно, не стану отрицать, что таланты многих наших ребят разнообразны, а в детских телешоу они вообще показывают чудеса. Но вспомнить о том, как в прежние времена с малых лет приучали чад к ответственности и систематическому труду, совсем не будет лишним. Вопрос трудовоспитания не был праздным, он обеспечивал на перспективу выживание семьи.

Грани детского труда

Отметим, что мнение наших предков о воспитании очень серьёзно расходится с мнением современных педагогов и психологов. Подход к наследникам в народной среде был очень строгим. Никто не считал детей равными родителям. В русских семьях авторитет родителей был непререкаемым, потому и «сюсюкаться» с детьми было не принято. Не баловали ни девочек, ни мальчиков.

Крестьянские дети в поле.

А вот за хорошо выполненную работу с малых лет и хвалили, и поощряли, обязательно подчёркивая, что ребёнок принёс пользу семье. Детский труд в той или иной мере был всегда. Это теперь во многих государствах он относится к форме эксплуатации и признан незаконным. Нашим предкам такое не могло присниться даже в страшном сне. Это явление, если вспомнить чеховского Ваньку Жукова, не самое радостное, но, вырастая в непростых условиях, русские крестьянские дети уже в 16 лет были прекрасно адаптированы к взрослой жизни.

Когда выходить на работу?

«Всему своё время», – так часто говорят взрослые, не желая привлекать ребенка к работе на огороде или домашней уборке. У наших предков были чёткие возрастные рамки, когда и чему учить, когда к чему пора приступать. Возраст на Руси измеряли семилетиями. Малыши первых семи лет как раз имели беззаботное детство (или «младенчество»), и называли их «дитё», «младень», «кувяка» (плачущий) и другими забавными прозвищами.

Крестьянские дети в поле.

А вот вторые семь лет уже назывались отрочеством. Мальчикам выдавали штаны, а девочкам – длинную девичью рубаху. Третья семилетка – это уже юность. К этому времени подростки должны были овладеть основными навыками самостоятельной жизни. После этого мальчик становился правой рукой отца, заменой его при отлучках и болезнях, а девочка – полноценной помощницей матери.

Характерно, что отношение к мальчикам в отрочестве и юности было строже, чем к девочкам. Из сына должен был вырасти кормилец, защитник, одним словом, настоящий муж и отец.

Первые навыки

Уже в первую семилетку с трёх-четырёх лет мальчик начинал постигать основы крестьянского труда. Он мог ухаживать за скотиной, ездить верхом, помогать в поле. Овладев этими нехитрыми премудростями, маленький человек обучался самым простым ремёслам. Он сам мастерил себе игрушки, затем плёл лукошки, короба и лапти. Мальчики помогали отцу делать мебель, упряжь и другие нужные в хозяйстве вещи.

Крестьянские дети в поле.

Детские хозяйственные обязанности делились и по половому принципу. Ухаживать за младшими братьями и сёстрами или заниматься огородом – это забота девочек, а вот пахать и молотить – это уже «мужицкая» работа.

В 7-9 лет дети начинали подрабатывать «в людях». Детей отдавали в пастухи, и они работали за умеренную плату. Здесь наглядной иллюстрацией для нас могут послужить произведения Горького и Чехова. Но и для этой нехитрой работы необходимо было, чтобы чадо окончательно «вошло в разум» и уже чему-то научилось у отца.

Земля и люди

В основном все работы велись на земле, и землепашество было главным подтверждением мужского статуса. Мальчишки удобряли землю, бороновали, вели под уздцы запряжённую лошадь, активно участвовали в сборе урожая. В 11-13 лет они уже привлекались к самостоятельной пахоте.

Особое место в крестьянском быте занимал уход за скотиной. Кормить животных, убирать навоз и чистить животных должны были отроки под руководством старших. Особое место в хозяйстве всегда занимала лошадь. С ранних лет мальчишки умели запрячь и ездить на коне верхом. Пасли лошадей ночью, водили на водопой. Всё было выстроено в соответствии с поговоркой: «Дело учит, мучит, да кормит».

Крестьянские дети в поле.

В семьях, где преобладали промысловые занятия, мальчик, глядя на отца и старших братьев, сначала в форме игры перенимал навыки охоты и рыболовства, а затем и самостоятельно совершенствовал эти навыки. В 8-9 лет отрок уже умел расставлять силки, стрелять из лука, удить рыбу. В деревне не было ребёнка, который не умел бы собирать грибы, ягоды и орехи, ведь дары леса были серьёзным материальным подспорьем.

Выросшие в крестьянских семьях ребята становились незаменимыми помощниками, которыми родители могли гордиться. Дети вырастали не только привыкшими к труду, но и обладающими прочными моральными принципами. Почитание старших, гостеприимство, уважение к своему и чужому труду для них становилось определяющим.

Что умели делать крестьянские дети в старину: Взрослые обязанности и недетский труд

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Главным отличием от современности, конечно, является даже не огромное количество работы, а отношение к ней. Родительский авторитет был непререкаем, поэтому даже обсуждать то, что наказал отец, никто из воспитанных детей XIX века не посмел бы. Все, что родители поручали, выполнялось обязательно. Конечно, немалую роль в этом послушании играли и старинные методы воспитания – вероятно, большинство из них подпадало бы под статьи современной ювенальной юстиции, но о правах ребенка тогда и не слышали, а вот обязанностей у маленьких помощников было хоть отбавляй.

Четкие возрастные критерии делили детей на три группы. Возраст измерялся семилетиями. Малышей от 0 до 7 называли «дитё», «младень», «кувяка» (плачущий) и другими ласковыми прозвищами. Однако из-за малого возраста детей баловали редко. Народная мудрость гласила, что «Учить дитя нужно, пока оно поперек лавки лежит» — дальше поздно будет. Во вторую семилетку подросшие «отроки» или «отроковицы» надевали более взрослую одежду: мальчикам шили порты (штаны), а девочкам – длинную девичью рубаху. Третий период детства назывался «юность», и подростки уже становились полноценными помощниками родителям.

Еще одним отличием от современных обязанностей по дому была четка половая дифференциация. Сегодня, конечно, мальчик тоже больше крутится вокруг отца, но помыть посуду или прибрать в комнате он сможет. А вот в старину такое смешение работ было бы немыслимым. Выполнять женскую работу даже маленького мальчика никогда бы не попросили. Зато уж мужские обязанности с него спрашивали по полной программе – ведь растили будущего хозяина и защитника.

Еще до семи лет мальчиков уже учили ухаживать за скотиной, ездить верхом, помогать в поле, а также делать нехитрые, но нужные дома поделки: игрушки младшим, да и себе самому тоже, плести корзины и короба, ну и, конечно, лапти. Эта удобная и легкая обувь быстро изнашивалась, поэтому все свободное время мужчины всех возрастов занимали руки таким плетением. Девочки же должны были постоянно прясть. Уже с 3-4 лет будущей хозяйке выдавались веретено и прялка, и она с ним не расставалась практически всю жизнь. Работы у маленькой рукодельницы было много – ведь до своей свадьбы она должна была успеть напрясть, наткать, сшить и вышить несколько комплектов одежды и белья. Именно с этими инструментами было связано множество поверий. Например, свою прялку нельзя было отдавать в чужие руки. С древнейших времен пуповину новорожденным девочкам перерезали на веретене – чтобы с самых первых минут связать их с этим ремеслом.

Еще одним важным делом была работа на земле. Она тоже четко делилась. Огород всегда обрабатывали женщины, а пашню – мужчины. В этом сложном деле мальчики сначала были у отца на подхвате – вели коня под уздцы или ехали на нем, иногда сидели на бороне для утяжеления, но уже примерно с 12 лет мальчику выделялся небольшой кусок поля, который он пытался обработать самостоятельно. К юности такой помощник становился уже опытным работником.

Девочка же к 10 годам считалась вполне самостоятельной хозяйкой: она могла полностью прибрать дом, приготовить обед и присмотреть за младшими. Поэтому, уезжая, родители могли положиться на ребенка, которого сегодня даже в школу одного вряд ли отпустят, если она находится не в соседнем дворе. И, кстати, девочки, больше чем мальчики, уже с ранних лет были вынуждены «зарабатывать имидж» хорошей хозяйки – ведь от этого в дальнейшем зависели ее шансы на хорошее замужество. Прозвище «непряха» было по-настоящему обидным и могло в дальнейшем сослужить девушке плохую службу.

Еще обычными детскими занятиями был сбор грибов и ягод. Мальчики к тому же, глядя на отца и старших братьев, быстро учились навыкам рыболовства и охоты. Дети спокойно чувствовали себя в лесу и в поле – умели ориентироваться и обычно прекрасно знали окрестности. Правда, и большинство сказок начиналось с того, что дети одни остались в лесу, и не все бабушкины истории заканчивались хорошо.

Очень часто лет с 10-12 детей отправляли подрабатывать. Для мальчика выбор был больше: он мог стать пастухом, вступить в промысловую артель или уйти получать какую-либо специальность «в люди». Девочки же обычно к этому возрасту были уже опытными няньками, натренировавшись на младших братиках и сестричках, поэтому их чаще всего нанимали смотреть за детьми. В любом случае, подросток, едва выйдя из младенчества, уже мог приносить домой деньги, внося таким образом вклад в семейный бюджет. Никакие документы, разумеется, не регулировали ни их условия труда, ни возраст, однако никто не жаловался – приносить пользу семье было почетно.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

masterok

Мастерок.жж.рф

Хочу все знать

Недавно мы вспоминали, как возникли на Руси ПЛАТЬЯ ДЛЯ МАЛЬЧИКОВ, а теперь немного о крестьянских детях.

Издавна на Руси обучение детей крестьянской работе проходило по определенной, хорошо продуманной многими поколениями людей системе. Детей приучали к ней не позднее, чем с семи лет, считая, что «маленькое дело лучше большого безделья» Приучение детей к труду с этого возраста, очень раннего с точки зрения современных людей, диктовалось представлениями о том, что если ребенка » с измалолетства» не включать в деревенскую работу, то он в дальнейшем не будет иметь «усерствующей способности» к крестьянскому труду. Человек, по мнению русских крестьян, может только тогда хорошо и с радостью выполнять тяжелую работу пахаря, жницы, плотника, если привычка к труду вошла в его плоть и кровь с раннего детства.

С 6 — 7 лет у ребенка появлялись устойчивые хохяйственные обязанности, при этом труд приобретал половое разделение: мальчик постепенно переходил в отцовскую трудовую сферу, где его привлекали строго к мужским занятиям. Например, в Симбирской губернии в 6 лет мальчикам поручали таскать во время молотьбы снопы, в 8 — пасти лошадей, в 9-10 бороновать, в 12 — пахать, а 16-17 полностью заменять отца во всех работах по дому, в поле и на охоте.

В русской деревне работу полагалось распределять также в зависимости от пола ребенка. Девочкам поручалась работа, которая готовила бы ее к жизни женщины, мальчикам давались знания и умения необходимые мужчине. При этом обучение строилось таким образом, что ребенок точно знал свои обязанности и родителям не приходилось напоминать о них ребенку.

Приучение детей к труду шло в русской деревне легко и незаметно под руководством матери или отца, бабушки или дедушки, старших сестер или братьев. Воспитываясь в атмосфере труда, ребята сами проявляли интерес к работе, высказывали желание заняться нужным для семьи делом. Родители обычно старались поддержать в ребенке это желание, дать ему работу, которую он мог выполнить хорошо, позволить ему заработать своим трудом хоть и небольшие, но деньги, принести их в дом. В тоже время они считали необходимым, чтобы подросток «тешил свое достоинство», т.е. получал похвалу за свой труд, видел, что его работа нужна семье.

Становясь помощником отца, мальчик участвовал во всех его работах. При унаваживании земли: отец привозил навоз и раскидывал его большими кучами, сын растаскивал его по всему полю, а затем во время пахоты следил, чтобы комья земли и навоза не затрудняли работу плуга и не засыпали борозду. В бороновании: отец поручал сыну заборанивание поля после пахоты (в этой роли могли выступать и девочки, если сыновей в семье не было). Мальчик или вел под уздцы запряженную в борону лошадь, или ехал на ней верхом. Малолетних бороноволоков лошади возить было легче, а для взрослого человека водить лошадь целый день в поводу считалось тяжелой работой. Поэтому хозяева, не имевшие детей, нанимали подростка — бороноволока со стороны. Если земля была комковатой, отец усаживал сына поверх бороны, чтобы сделать ее тяжелее, а сам вел лошадь. К 10 — 12 годам мальчик-бороноволок уже брал на себя все заботы по боронованию поля.

С 11 — 13 лет отец приучал мальчика к пахоте. «За недосугом» он редко объяснял сыну как нужно пахать, да и в этом не было особой необходимости, поскольку тот, следуя за отцом неотступно, перенимал все необходимые приемы работы. Отец доверял сыну провести пару борозд или предоставлял возможность потренироваться, выделив для самостоятельной обработки небольшой участок пашни. Подросток осваивал пахоту обычно к 14 — 15 годам — на пороге совершеннолетия.

В русской деревне рубежа XIX — ХХ в.в. вступление мальчика в трудовую жизнь семьи, овладение мужскими хозяйственными функциями, сопровождалось обязательным привлечением его к заботе о лошадях: он задавал им корм, подавал напиться, летом гонял на реку на водопой. С 5 -6 лет ребенок обучался управлять лошадью, сидя на ней верхом. С 8 — 9 лет мальчик учился запрягать лошадь, управлять ею, сидя и стоя в телеге. В этом возрасте его уже посылали в ночное — летний ночной выпас табунов деревенских лошадей.

На Русском Севере и в Сибири, где промыслы (рыболовство, охота и т.п.) имели в кругу хозяйственных забот важнейшее значение, ребят с раннего детства привлекали к промысловым занятиям.

Сначала в игре, а затем наблюдая за отцом и братьями, помогая им в меру сил, уже к 8-9 годам мальчик перенимал азы промысла: умел ставить на ближнем озере петли на уток, стрелять из лука. В 10 лет подростки ловили сусликов, колонков. Продавая добычу заезжим купцам, они получали первые собственные деньги, которые могли тратить по своему усмотрению. В этом возрасте почти каждый мальчик в сибирской деревне мог самостоятельно сделать «мордочку» для ловли рыбы и установить ее в реке. Особым предметом гордости являлась первая пойманная рыба. После такого доказательства овладения навыками отец начинал брать мальчика с собой на рыбалку, приучая его бить рыбу острогой. Освоив это занятие, ребятишки осенью собирались в артели и отправлялись лучить рыбу на ближайших горных реках. Лучение происходило после захода солнца. Обычно мальчики делились по двое: один шел берегом и нес торбу для рыбы и связку полутораметровых сосновых лучин, второй, одетый в специальные не промокающие сапоги — «чарки» и вооруженный маленькой острожкой, шел по дну речки вверх по течению, чтобы вода мутилась сзади, а не спереди. В левой руке он нес пук зажженных лучин, просвечивавших воду до самого дна и позволявших увидеть спящую рыбу. Заприметив добычу, мальчик бил ее острогой.

К числу промысловых занятий относился также сбор ягод и добыча кедровых орехов. Подростки принимали активное участие в коллективных, включавших несколько семей, выездах на промысел. В ходе них они знакомились с природой, учились лучше ориентироваться на местности, перенимали опыт сооружения промысловых становищ. К 14-15 годам основные промысловые, навыки были переняты. Отправлявшийся весной на промысел отец не боялся оставить сына этого возраста промышлять в лесу одного.

Важным этапом в социохозяйственном становлении подростка в промысловых районах было членство во взрослой промысловой артели, включавшей всех мужчин села от подростков до стариков. Мужские рыболовецкие, реже охотничьи, объединения, также как отхожие, ремесленные профессии, способствовали сохранению / возрождению традиций мужских организаций. Одной из них был испытательный срок при приеме в артель подростков 8-12 лет, без которого они не могли стать её полноправными членами. Ярким примером являлись испытания подростков. на мурманских промыслах поморов: им поручали невыполнимые задания, обманывали, накладывая вместо рыбы в мешки и снасти камни, заставляли самих добывать себе пропитание, устраивали состязания между ними и т.п.

С этого момента профессиональное и жизненное воспитание подростка сосредотачивалось в артели. Подрастая, мальчики переходили в разряд юнг и прибрежных ловцов, которые уже имели свой пай и вносили значимую долю в семейный бюджет. Взрослые относились к ним с уважением и ласково называли «кормильцами».

Невольные с рождения: как появлялись на свет и воспитывались дети у крепостных крестьян

Жизнь в дореволюционной России была тяжела не только для крестьян, но и для вельмож. Ведь в те не столь уж далекие, но забытые времена многочисленные болезни легко сводили людей в могилу, а женщины нередко умирали во время или сразу после родов. Как жилось женской половине общества и их детям на рубеже 17-18-го веков?

Ранние роды и их опасность

В те времена о контрацепции ничего не знали, поэтому детей рожали столько, сколько Бог даст. Конечно, использовали некие снадобья для прерывания беременности, но чаще всего детей в семье было много, ведь аборт не был безопасным, к тому же считался тяжким грехом.

Так как браки нередко были ранними (уже в 14-летнем возрасте девочки могли венчаться с возлюбленными), то и роды несли в себе определенную опасность. Так как вплоть до начала схваток женщины работали, то рожали порой и в поле, и в телеге. В деревнях во время родов беременным никто не помогал. Конечно, могли позвать повитуху, но она мало чем помогала. Аристократы вызывали врача, но и он был почти бессилен. Поэтому оставалось лишь ждать и молиться, чтобы женщина успешно разрешилась от бремени.

О кесаревом сечении тогда было известно, ведь операцию практиковали еще в Древнем Риме. Однако прибегали к ней лишь в том случае, если спасти женщину уже было нельзя. Так как после кесарева сечения женщины не выживали из-за обильной потери крови, заражения по причине отсутствия антисептиков либо воспаления.

То, что крепостные крестьянки были вынуждены работать сразу после родов, неправда. В течение недели они отдыхали, набирались сил и регулярно посещали баню.

Высокий уровень детской смертности

Порой и после родов молодая женщина умирала. А нередко какую-нибудь хворь, которую в те времена еще не умели лечить, отнимала у семьи и ребенка. Поэтому его старались как можно скорее окрестить. Некоторые несчастные вынуждены были пережить смерть всех своих отпрысков. Хотя, несмотря на высокую детскую смертность, детей в семьях было много, особенно в крестьянских.

Воспитание детей крепостных

Воспитание малышей в крестьянских семьях было довольно строгим. Их с детства приучали к ответственности и труду. В раннем возрасте малышей не щадили, а порой даже наказывали розгами. Что говорить о крестьянах, если даже Пушкин, если верить свидетельствам современников, мог дать розги своему двухлетнему сыну! Хотя физическое насилие все же редко применяли по отношению к детям. А вот отца, если первенцем оказалась девочка, мужики могли и побить за то, что «бабу родил».

Детей никогда не считали равными родителям. Именно в первые годы жизни ребенка отец и мать понимали, каким человеком вырастет их малыш. На восприятие родителей налагал отпечаток и факт подневольности. Ведь ребенка хозяин мог продать или обменять.

Данная иллюстрация демонстрирует незавидное положение крепостных крестьян.

Авторитет матери и отца в крестьянских семьях был незыблемым. Обычно родители были едины во взглядах на воспитание, но если даже в чем-то были несогласны друг с другом, никогда на людях этого не демонстрировали. Не знал об этом и сам ребенок, поэтому перетянуть отца или мать на свою сторону он не мог. Записи этнографов о тех временах подтверждают: женщину в семье почитали так же, как и мужчину. Она занималась решением всех бытовых вопросов, в том числе продуктовым планированием и изготовлением одежды.

Ни девочкам, ни мальчикам родители спуску не давали. Поручения домочадцам отдавались в приказном тоне, а перечить никто права не имел. Однако за выполненную работу ребенка неизменно хвалили, говоря, что он приносит пользу родным.

Читайте также  Когда можно давать ребенку огурец свежий

Обязанности в семье

Поощрялся детский труд. Это сегодня он считается формой эксплуатации и является уголовно наказуемым. А наши предки о таком и не слышали. Возможно, именно поэтому вырастали столь самостоятельными и приспособленными к жизни. Уже в подростковом возрасте дети осваивали все навыки, которыми обладали их родители. Мальчик овладевал ремеслами, а девочка становилась полноценной помощницей матери. Конечно, от мальчиков требовали больше, ведь их готовили к роли кормильца будущей семьи.

Уже в 3-4 года ребенок был в состоянии подмести крыльцо, а к семи годам уже учился ездить на лошади, помогать в поле, ухаживать за скотиной. К 14 годам он уже должен был пахать и молоть, и даже имел возможность самостоятельно подрабатывать. Например, пастухом. Если будущих мужчин привлекали к физической работе, то девочки занимались исключительно бытовыми вопросами. Они помогали по хозяйству в доме, занимались огородом, присматривали за младшими братьями и сестрами. То есть детских труд разделили по половому признаку довольно рано.

Кроме этого, детям в крестьянских семьях прививали и моральные принципы. Их учили почитать старших, молиться, помогать немощным и убогим, уважать свой и чужой труд. Было также два важных правила: мужчина должен уметь защищать свою семью не только с физической, но и с психологической точки зрения, а также уметь контролировать себя и сдерживать свои эмоции.

Образование крепостных

Ориентиром для владельцев имений в организации школ для детей крепостных служила прежде всего деятельность государства. Был издан указ, гласящий, что дети, включая также отпрысков крепостных, должны получать образование от начального до среднего. Был разработан проект об учреждении деревенских школ и народных училищ. Однако большая часть маленьких крепостных обучалась в приходских школах. Также были так называемые крепостные школы, которые не ограничивались начальным образованием. В имениях открывались профессиональные учебные заведения.

Каким предметам обучали крепостных детей?

На весь период обучения школы полностью обеспечивали своих воспитанников питанием и одеждой. И, конечно, всеми учебными принадлежностями вроде бумаги, учебников, аспидных досок и грифелей. При некоторых школах даже были собственные бани. То есть помещик полностью брал на себя заботу о детях, вероятно, рассчитывая в будущем получить более толковых работников.

Обучали детей чтению, письму, арифметике, грамматике, пению, ремеслам. Также ученики знакомились с основами веры. Чаще всего принимали детей от 6 до 10 лет, однако встречались и учащиеся постарше. Учились только те, которые добровольно хотели получить образование.

Как жили крестьянские дети

Войти

Авторизуясь в LiveJournal с помощью стороннего сервиса вы принимаете условия Пользовательского соглашения LiveJournal

  • Recent Entries
  • Archive
  • Friends
  • Profile
  • Memories

Что умела 10-летняя крестьянская девочка в Российской Империи

Наш народ издавна говорил: «маленькое дело лучше большого безделья». Этого принципа строго придерживались и в воспитании детей. К десяти годам и мальчишки, и девчонки в крестьянских семьях уже становились самостоятельной «хозяйственной единицей» и имели много обязанностей.

Девочек очень рано приучали к посильному труду, даже раньше, чем мальчиков. Так, с 5-6 лет они уже должны были уметь прясть, помогать по дому и на огороде, в уходе за младшими братьями и сестрами, за домашней птицей и скотиной.

К 10 годам, благодаря «науке» мам, бабушек и других старших женщин в семье, они переходили на новый уровень ответственности. Десятилетняя дочь считалась уже вполне взрослой девушкой со всеми вытекающими отсюда требованиями к ней. Если знакомые и соседи давали девочке-подростку уничижительное определение «непряха», это было очень плохой характеристикой, и на хорошего жениха впоследствии ей можно было даже не рассчитывать.

Как строился процесс обучения?

Исключительно на личном примере: обычно мать в процессе домашних либо полевых хлопот показывала и объясняла дочери, как и что она делает, затем доверяла ей выполнять более простую часть работы. По мере усвоения нужных навыков функционал, выполняемый девочкой, усложнялся. Если в 5-6 лет маленькая хозяйка должна была присматривать за цыплятами, то в 10-12 – уже выгонять корову на пастбище и доить ее. Эта поступательность и непрерывность процесса гарантировала высокие результаты обучения.

Не бунтовали ли подростки против такого уклада? Разумеется, нет. С одной стороны, трудовые навыки, привитые с самого раннего детства, позволяли им выжить в довольно непростых социальных реалиях, не зря же в народе сложилась поговорка «С ремеслом весь свет пройдешь – не пропадешь». А с другой – в среде простых людей очень сильна была христианская традиция, причем именно в той ее части, что касается сурового Ветхого Завета. Согласно ему, служение отцу и матери уподоблялось служению Богу, а оскорбление родителей и непослушание приравнивалось к оскорблению высших сил. Детям сызмальства прививали такие понятия как сыновний/дочерний долг, уважение к старости, и осознание того, что семья – это самое главное в жизни, а любой труд на ее благо был уважаем.

«Хозяйство водить — не разиня рот ходить»

Что же конкретно должна была уметь деревенская девочка к своему десятилетию? Ее задачи были весьма многообразны, несмотря на кажущуюся простоту крестьянского быта.

Это «женское царство» у печи. Обычно отделялась от остальной избы занавеской, и сильный пол без крайней надобности старался туда не заходить. Более того, появление постороннего мужчины в «бабьем углу» приравнивалось к оскорблению. Здесь хозяйка проводила большую часть своего времени: готовила еду, поддерживала порядок в «посуднике» (шкафу, где хранилась кухонная утварь), на полках вдоль стен, где стояли кринки для молока, глиняные и деревянные миски, солонки, чугунки, в деревянных поставцах с крышками и в берестяных туесах, где хранились сыпучие продукты. Десятилетняя девочка активно помогала матери во всех этих хлопотах: мыла посуду, убиралась, могла сама приготовить несложную, но здоровую крестьянскую пищу.

Уборка в доме

В обязанности девочки-подростка вменялось также поддерживать чистоту в доме. Она должна была подметать пол, мыть и чистить лавки, прибитые к стенам и/или переносные скамьи; вытрясать и чистить половики; убирать постель, перетрясать ее, менять лучину, свечи, чистить керосиновые лампы. Нередко десятилетние девочки сами справлялись и еще с одной обязанностью – стирали и полоскали белье на речке, а затем развешивали его на просушку. И если в теплое время года это было скорее развлечением, то стирка в проруби зимой превращалась в довольно суровое испытание.

В многодетных семьях «догляд» старших детей за младшими был суровой необходимостью, ведь родители много и тяжело работали в поле. Поэтому девочку-подростка нередко можно было увидеть еще и у люльки, которая крепилась за кольцо к центральной балке потолка («матице»). Старшая сестра, сидя на лавке, вставляла ногу в петлю, качала люльку, а сама занималась рукоделием.

Помимо укачивания младенца, к 10 годам маленькая нянька могла сама перепеленать его, сделать соску из нажеванного хлеба, покормить из рожка. И, конечно же, успокоить плачущего малыша, развлечь его песнями, «пестушками» и прибаутками. Если была такая необходимость, то в 10-12 лет девочку могли отдать в няньки – «пестуньи». За летний период она зарабатывала от трех до пяти рублей – сумма, немалая для подростка. Иногда, по уговору с родителями, с няней расплачивались «натурпродуктами»: мукой, картошкой, яблоками, другими овощами и фруктами, отрезами ткани.

Очень важный элемент крестьянской культуры. Ведь всю ткань для одежды, полотенец, скатертей и других предметов обихода крестьяне делали сами, поэтому ее и называли домотканой. Сначала девочку учили наматывать нитки на цевки (берестяные трубочки-катушки), затем – трепать лен, и прясть из него кудели (нитки). В южных губерниях они еще и чесали шерсть. Обычно всем этим занимались долгой зимой в большой «бабьей» компании.

Уже в 5-7 лет девочка овладевала первичными навыками, и отец делал ей личную прялку или веретено – поменьше, чем у взрослых. Кстати, считалось, что собственный инструмент – это очень важно. Свою прялку нельзя было давать подружкам – «спортят», и чужими прялками пользоваться тоже было нельзя, ведь «хороший мастер работает только своим инструментом». Потом девушку обучали работе на ткацком стане, и к 10 годам многие могли уже сами создать пояс или рушник. Первый «хенд-мейд» обязательно оставляли маленькой мастерице, а на следующем этапе она начинала готовить свое приданое.

​​​​​​​Помимо перечисленного, девочка в 10 лет помогала взрослым в поле: вязала снопы, собирала колоски, ворошила сено. Еще она занималась огородом, могла пасти корову, козу, гусей, уток; убирала навоз и чистила скотину. В общем, подростковый кризис пролетал незаметно, ведь у взрослеющей девочки просто не было на это времени. Зато трудолюбивая помощница всегда получала поддержку и похвалу от старших, которые жили по принципу «Не та родна дочь, что бежит от дела прочь, а та дочь родна, что на всякой работе видна».

Однако не стоит думать, что крестьянские дети на Руси были полностью лишены обычных детских радостей. Младшие девочки играли в «дочки-матери» тряпичными куклами, сами плели для них косы, шили наряды и придумывали украшения. Кстати, считалось, что если девочка охотно играет в куклы, то она будет отличной хозяйкой и матерью. Девочки постарше собирались на посиделки, где болтали, пели, вязали, вышивали и шили. Всех детей – от мала до велика – нередко отправляли в лес собирать ягоды, грибы, травы, хворост, или на речку – удить рыбу. И это тоже было веселым приключением, которое, в то же время, адаптировало их ко взрослым обязанностям.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector