Почему с детьми так тяжело

Почему с детьми так тяжело

Почему с детьми так тяжело

Правда ли так трудно с ребёнком?🤱🏼

Комментарии

С моей дочкой было не трудно. Сейчас в разы тяжелее?) Мы были на смеси с рождения. Не было ни одной бессонной ночи, никаких истерик и животиков. Спала до месяцев шести вообще много. В общем для меня не было никаких проблем.

Не было тяжело ни разу, хотя я все делала сама. А вот с мужем было и есть очень тяжело. Все трудности с ребенком связанные прошли незаметно, быстро забылись. Недосып всегда был а моей жизни))))))) а сейчас, хотя б есть четкий режим и это улучшает состояние

С первым — да, тяжело. Всего боишься, ничего не понимаешь. С двумя уже легче — и настрой есть, и опыт имеется. Но многое зависит от ребенка и того, как мама сумеет организовать свое время и жизненное пространство, а главное научиться не быть «идеальной» и относиться проще к некоторым вещам.

Все зависит от ребёнка. Наш беспокойней и помощников нет и в первый месяц я даже забывала когда голову мыла, а чай могла заварить и так он и стоял и ждал своего часа весь день. А о уборке и готовке дома вообще речь не шла. Сейчас втянулась, но все равно тяжко. Так что лучше отдыхайте на всякий случай пока есть возможность.

Трудно) кругов ада пока не проходила, но все мими про малышей обошли нас стороной, деть беспокойный..

Сил Вам и терпения?? тут многие пишут, что это временно.

от ребенка зависит и есть ли помошники. если спокойный и есть бабушки и дедушки то все в порядке будет. у меня все на оборот малышка активная и не на кого оставить даже на 30 мин. я конечно устаю сильно. у моей еще и колики сильнве были и зубы повышенная чуствительность не три дня а два месяца пока не выйдут капец капец. но я привыкла уже и не ыакт что у вас так же будет ?. есть же люди у кого и коликов нет и зкбки незаметно выходят, может вы из этих 5% счастливчиков. но лучше спите это правда. моей год и месяц я все еще не сплю три кормления за ночь ?

Все так пугают, не обращайте внимания. Нам с мужем тоже страшилки рассказывали, мамы, сестры и вообще все, у кого дети есть. Все не так страшно, когда есть помощь, особенно от мужа. Да, есть определенные трудности, но счастья намного больше!Муж вообще у меня никакого напряга не ощущает, его всё устраивает, хотя делает он столько же, сколько и я. И по ночам встает и так далее. У меня первое время эмоциональные былм напряги, особенно когда дочка плакала, впечатления от роддома остались. Сейчас я спокойнее на всё реагирую, спасибо мужу за помощь и спокойствие.

Полностью согласна с Вами) муж точно также настроен) это адекватное распределение обязанностей в семье, а не то, что тянет всё одна мама??

Смотря как вы воспитаете)) все зависит от вас, как ваш ребёнок подстроится под вашу жизнь когда родится! С детьми очень легко, когда ты воспитываешь их правильно, и безумно тяжело, когда не воспитываешь, и все позволяешь, и ребёнок контролирует всю вашу жизнь и он диктует правила, и он царь и бог! В таком случае вы загнётесь, если не будет четких правил и рамок для малыша, которые необходимы ему в силу возраста. Мама имеет право сходить в душ, а ребёнок должен поиграть это время сам себя занять, пока мама тратит время на себя. Мама должна уделять время не только малышу но и себе и папе, и малыш должен четко это усвоить, что жизнь вертится не только вокруг него одного, а другие тоже нуждаются во внимании, еде, своём времени и так далее))

Если будет так, вам будет легко)) если вы не будете ставить на карту свой комфорт ради ребёнка, и не будете растить эгоиста?

Полностью согласна) сейчас читаю Петрановскую, Бурмистрову. Очень помогают адекватно взглянуть на родительство без обожествления ребёнка)))

Надышаться, наесться, налюбиться каки отдохнуть впрок невозможно. Сколько бы ты не отдыхала, не спала все равно первое время будет не легко. Во-первых, измениться уклад жизни, ее ритм. Во-вторых, роды сами по себе стресс и колоссальная нагрузка на организм. Я не говорю, что будет капец и ужас как сложно. У всех по разному. Начнем с того что все дети разные, у одних спят первые месяцы сутками, у других( как у меня с обоими) каждые полтора часа по 15 минут спят. И колики ночные. Вполне может быть что у тебя будет ребенок как по учебнику — кушать, какать, писать и спать)))))))а ГВ наладится само собой. У меня и дети мало спали, и ГВ не налаживалось и поэтому мне было очень тяжело первые месяцы. Но со старшим было сложнее ибо я морально как-то не ожидала что буду так уставать. С младшим я знала на что иду и многие процессы я себе упростила. Не заморачиваюсь просто))и конечно ваднрвсе делать быстро и качественно)))И если есть помощники никогда не отказываться от помощи)))

Пока изучаю как по учебнику, а там поглядим как будет на деле?? у меня точно там же с братьями и сёстрами. Один брат родился, маме был капец. Он орал постоянно и спал по 10 минут. Второй родился тихий и спокойный как удав? уснуть вообще сам может)) с ним мама спокойно готовит, убирает, он может тихо лежать рассматривать комнату)

По учебнику и я готовилась, но было как в тех картинках — ожидание и реальность))))я думала что буду ходить худая, красивая, накрашенная, модная. А частенько было совсем иначе. Со старшим я только к его году начала более менее себя красить, одевать и причесывать)))я конечно не чухой ходила, но все равно как-то сил не хватало. Сейчас же я научилась делать много чего быстро)))Краситься, купаться, одеваться, собирать детей)))Хотя эта круговерть периодами выматывает и хочется тупо сидеть и смотреть в телефон. )))

Вначале конечно сложности из за ненормированного сна, это наверное самое основное, когда ты хочешь спать ночью, а ребенок кушать или у него животик и ты просто постоянно 24/7 состоишь из прихотей маленького. А потом все устаканивается и вы друг к другу привыкаете и режим помогает. Поэтому все это временно и не у всех детки капризные такие, есть вообще спокойные. Все это прекрасно, главное наслаждаться всеми моментами ведь они так быстро пролетают.

Тоже так считаю, что это не смертельно и можно немного потерпеть)))

Ну вот у нас будет 2,7 разница между детьми, это все очень быстро забывается. Хотя после родов я кричала, что один ребенок и достаточно. А муж вообще спросил вчера, как я на это все снова подписалась ?! Ответ, что я уже все забыла будто не со мной)))))

Наверное самое главное это отношение ко всему происходящему, можно жить ребёнком, а можно жить с ребёнком. В моём случае первые месяца 3 были самыми сложными! Режим питания через каждые два часа! Хоть днём, хоть ночью, никаких планов, типа вечером пойду в ванну лежать как заснёт или готовить или ещё что то не прокатит! Если засыпал я быстро делала то что хотела наперёд, или спала, подстроиться можно! И на себя, и на дом и на мужа время находилось! Сейчас ..7 месяцев и это песня! Играется сам, спать ложимся в 7-8 вечера и может проснуться лишь один раз до утра, днём спит два раза, гуляем в парке без проблем, успеваю все! Зато когда плетёшься к кроватке спотыкаясь об свои же усталые ноги… подходишь и тебе в ответ такая искренняя такая жизнерадостная улыбка расплывается на самом красивом личике невольно спина становится прямее, мысли светлее, боль в ногах проходит, а на душе таааак тепло, так радостно! А эти пальчики на ножках! Десять маленьких горяченьких красненьких колбасок! Которые как червячки все время шевелятся и за все цепляются! Ножки маленького медвежонка! Господи это счастье иметь своего ребёночка! Ничего не бойтесь!

Каждые 2 часа сразу выстроили режим, не давали кушать по требованию? Очень интересна мне сейчас эта тема) спасибо за такое описание? такая молота в конце.

У нас было смешанное вскармливание, так малыш сам выстроил что каждые два часа ему надо кушать. Обычно кто на смесях то кушают каждые три часа, так и на банке написано. Я сначала заморачивалась что так часто ест и вес хорошо растёт, но потом отпустила эту ситуацию, значит так надо. Никогда не нужно давать голодать ребёнку и выжидать там эти Часы, это такой бред. А режим с самого начала я выстраивала на сны. Очень важно научить уходить в ночной сон по времени, в будущем это огромное огромное преимущество! Конечно первые три месяца весь режим будет катиться хрен знает куда, но надо его придерживаться.

Не всегда легко можно так сказать) Бывают разные моменты, бывают и бессонные ночи, бывает и плачет что до туалета терпеть надо)Бывает играют и можно спокойно в доме убрать)

Спасибо за ответ.

Я всегда отвечала- если ваш ребенок такой, то это не значит что мой такой же будет. Мой ребенок очень спокойный, колик и бессонных ночей не было. Надеюсь второй будет такой же, если нет, переживу, это не смертельно

Запомню ответ)))) спасибо??

Ну вот про памперсы маме — перебор уже) с рождением ребёнка, конечно, многое меняется и иногда устаёшь — хочется полноценно выспаться и, к примеру, сутки провести на едине с собой, но не тут-то было) а в остальном многое зависит от вашего настроя)

Я сама поржала про памперсы)))) спасибо за ответ ??

Честно?! Это пздц. Иногда) зависит от ребенка. Со старшим был невывозимый пздц. Какой туалет?! Я в обморок упала однажды от усталости и недосыпа! Шла в ванную, пеленки несла, взялась за ручку, в следующий момент открываю глааз, надо мной перепуганный муж, лежу на полу. Спали с мужем по очереди ночью. Ребенок был 24 часа в сутки на руках, так хоть как-то спал, после длительного скакания по квартире. И так до 4 мес. Колики и лактазная недостаточность. От коликов не помогало НИЧЕГО! После коликов полезли зубы, такая же «радость». Вообще стал ночью спать более-менее к 3 годам! ГВ — *опа с самого начала. Трещины первый месяц в мясо, кормила со слезами и кровью. 3 лактостаза с температурой 39.9, невозможность шевелить рукой от адской боли в груди.

Средняя… Она — моя отдушина, радость, сокровище, ангелочек в младенчестве! До 4 мес жила в шезлонге, я её доставала только покормить и переодеть. С роддома ночью спала до 3 мес всю ночь с 22-23 до 5-7 утра. Потом ночью стала кушать, но у меня не единой бессонной ночи не бвло, спала со мной, сама кушала, когда хотела, я даже не просыпалась. С ГВ ни единой проблемы. Ни дня коликов, зубы вылезли — не заметили. Легкая, радостная, беззаботная девочка!

Младший… Ну тут снова «повезло». Такой же как старший. Бессконечные оры, колики, газики, отсутствие сна, снова ночью с мужем по очереди дежурим. Днем не отойти почти. ГВ… В роддоме также трешины кровавые, но прошли быстро, за неделю. Но больно до сиз пор соски. У груди бесится, крутится, психует. Дочка всегда кушала минут 5-7, пацаны любители повисеть. Старший по часу-полтора. Этот минут 20-40.

В общем, таких как моя дочь хоть десятками рожать можно. Меня свекровь спрашивала, когда она родилась «ты не забываешь, что она есть?» ? а вот таких, как мои сыновья, никому не пожелаю — чокнутьсч можно?

Почему мамам так трудно сидеть с детьми?

Где брать силы для родительства. Интервью с психологом Ольгой Писарик

Продолжаем публиковать интервью, которое дала психолог Ольга Писарик Татьяне Арбузовой, обозревателю сайта «Сознательно.ру». Сегодня Ольга расскажет о том, как теория привязанности помогла ей растить собственных четверых детей, а также о причинах трудностей современных мам, сидящих с детьми.

Татьяна Арбузова: Где родителям черпать ресурсы и силы, чтобы быть опорой для ребенка?

Ольга Писарик: В принципе, это несправедливо, что женщина одна вынуждена воспитывать детей. Наш мозг не приспособлен выращивать детей в одиночку. Не зря существует поговорка «нужна деревня, чтобы вырастить ребенка». И если мы посмотрим, как дети традиционно выращивались, то это было 5-6 взрослых вокруг ребенка, которые перекладывают заботу о нем из рук в руки.

Никто из этих взрослых не находился с ребенком один на один 24 часа в сутки. Если маме нужно было пойти подоить корову, например, или еще куда-то выйти, она могла спокойно это сделать, зная, что ее ребенок под присмотром. Ей не нужно было ломать голову, куда же деть ребенка на эти полчаса-час, кому позвонить, кого позвать. Всегда было кто-то рядом, кто мог приглядеть. Все жили рядом и помогали друг другу. Это один момент.

А сейчас женщина не может выключиться даже на 5 минут, не может отдохнуть. Если ей куда-то нужно выйти, то надо придумать, что делать — позвонить няне, или бабушке, или мужу. И чувствуешь себя все время скованно. Ты не имеешь права заболеть, ты понимаешь, что если сейчас сляжешь, то тебе будет еще хуже, чем сейчас. О тебе никто не позаботиться. Ты не можешь расслабиться.

Мне кажется, что если бы, например, жили вместе три женщины, и у каждой по паре детей, и они друг друга могли бы подменять, то всем было бы намного легче.

Проблема с помощью родственников и мужей, если они работают, еще и в том, что они могут помочь не тогда, когда женщине надо, а когда они могут, исходя из своей работы.

И если у тебя маленький ребенок, который до 6 утра не спал, и ты вместе с ним не спала и уснула только в 6 утра, а в 8 тебе вставать, чтобы старшего в сад или школу отвести, а муж не может, потому что ему к 8 на работу, то получается, что у тебя нет возможностей удовлетворить даже какие-то свои базовые потребности. Да, муж пришел вечером, поиграл. Или бабушка приехала, когда она смогла, и поиграла.

Т.А.: Проблема в том, что помощь приходит не тогда, когда она нужна, а когда она удобна тем, кто помогает.

О.П.: А помощь должна быть тогда, когда она нужна, и такая, какая нужна. А не так, что женщина только родила, а к ней приезжает мама и начинает выговаривать, почему полы не помыты и борщ не сварен. Иди, мол, убирайся, а я пойду с малышом погуляю. Хотя маме нужно все ровно наоборот — отдохнуть с малышом, пока кто-то помоет полы и приготовит поесть.

Где взять ресурс? Я не очень люблю выражение «брать ресурс», потому что весь ресурс — он в нас. Как только вы смиряетесь с тем, что ребенок — он навсегда, что так, как без ребенка, больше не будет никогда, спонтанности, к которой привыкли, не будет. Если вы видите, что у вас ресурса больше, чем у ребенка, больше опыта и меньше зависимости — вы-то знаете, что жили до него и сможете жить и без него. А у него такого опыта — жизни без вас и знаний — нет. Ребенок от мамы зависит полностью. У него нет ни свободы, ни возможности прожить без мамы.

Дети от нас очень зависят. Когда мы видим себя ответом на нужды ребенка, когда мы видим его нуждающимся в нас, отсюда и берется ресурс. Вот представьте ситуацию, что вы прошлись по магазинам и уже из последних сил идете домой, несете сумки и единственная ваша мысль — поскорее дойти домой, лечь на диван и чтобы никто не трогал. И вдруг, зайдя в подъезд, вы натыкаетесь на крошечного брошенного котенка. И вся ваша усталость улетучивается, у вас сразу появляются силы, чтобы бегать по соседям, спрашивая, не потерял ли кто-то котенка, накормить, обогреть. Когда мы видим ребенка маленьким, не издевающимся, а нуждающимся, то из этого и берутся силы.

Но, несмотря на то, что силы берутся, нужно понимать, что современное общество устроено очень несправедливо по отношению к матерям. Можно, конечно, обложиться помощницами по хозяйству, няню надежную выбрать. Но няни имеют тенденцию менять место работы, поэтому надежности все равно не будет. Хотя если жить расширенной семьей, небольшой общиной — то будет, конечно, легче. И мне кажется, мы к этому придем. Я вижу, что уже онлайн женщины договариваются, смотрят за детьми вместе.

Многие мамы ведь искренне считают себя лузерами. Она не работает, денег не зарабатывает, пользу обществу не приносит, ходит в майке и спортивных штанах, особенно если у нее пара маленьких детей.

Все атрибуты, которые нынешним обществом считаются правильными и важными, за что людей ценят — у молодой мамы отсутствуют. И поэтому многие мамы чувствуют себя ужасно. И рвутся на работу не потому, что нужно зарабатывать деньги или их работа требует постоянной практики для поддержания своей квалификации. А чтобы придать себе чувство ценности.

Даже близкие не дают маме вот это чувство ценности. Ну, чем ты там занимаешься? Стиральная машина стирает, посудомоечная моет, мультиварка варит, а ты тут жалуешься. И да, многие женщины и сами не понимают, что тут жаловаться. Не могут поймать эти моменты. Ведь правда — стиральная машина стирает, посудомоечная моет, мультиварка варит, почему же мне так плохо?

Наши установки, взгляды на родительство складываются изначально из опыта прошлых поколений. А система-то уже давно поменялась, общество и условия жизни поменялись. Мы не сталкиваемся с трудностями, которые были у наших мам — воды наносить, руками постирать, печь натопить. А те трудности, с которыми мы сталкиваемся, непонятны старшему поколению. Наши бабушки могли ребенка в доме привязать к ножке стола и за водой сходить. Им и в голову не пришла бы тогда мысль, что они могут как-то навредить психике ребенка. Мы сейчас устроены иначе.

К сожалению, государство не участвует в помощи матерям. Причем, если в неразвитых странах еще сохранились общины, которые помогают, люди живут в деревнях в окружении родственников, то в западных странах получается так, что большинство семей нуклеарные, живут в мегаполисах и тут у них никого нет. Общины нет, а государство — три месяца декрет и давай, возвращайся на рынок труда. Ребенок остается за кадром.

Для государства выгодно, чтобы за 30 детьми следила 1 женщина, пока 30 матерей работают на благо государства. Но как это сказывается на развитии, как это сказывается на дальнейших проблемах? Я вижу, что взрослое населения в любой западной стране — это высокий уровень депрессии, высокий уровень суицида. Люди очень неуверенные в себе, готовые на все, чтобы понравится, получить свою долю поглаживания, признания, чувства важности. Они ради этого готовы жертвовать собой, своим здоровьем, гореть на работе. Не жалеть себя ради внешних социальных поглаживаний, которые дают хотя бы на секунду ощущение любимости. Это настолько печально.

Франция, например, просто потрясающая страна, в которой считается нормой, что игрушка заменяет маму. Для французской мамы очень важно с самого рождения приучить ребенка к ду-ду — замене себя. То есть в самом переходном объекте нет ничего плохого, об этом еще Винникот писал. Это символ мамы, за который ребенок держится, пока мамы нет рядом. Но здесь переходный объект фактически заменил маму.

Он не должен заменять, его задача — помогать. Если мы едем к доктору, то возьмем с собой любимого зайчика, рядом с которым спокойнее, который символ дома, благополучия. А ду-ду заменяют родителей. Родители занимаются только заботой о физиологических потребностях — одеть, накормить, а все психологические потребности в близости и контакте переносятся на игрушку.

Читайте также  Что давать ребенку ночью вместо грудного молока

Т.А.: Какой основной опыт вы вынесли на сегодняшний день из вашей практики теории привязанности?

О.П.: Я благодаря теории привязанности вырастила четверых детей. При этом прошли через развод, я их ращу одна. Я работаю по 50-60 часов в неделю. Старшему 19, второму 18, дочери 14 и младшему 12. Я смотрю на них, и мне нравится то, что получилось.

Хотя был и опыт иммиграции. Такие ситуации в общем-то травмирующие детей. Старшему было тогда около 6 лет. Старшие дети фактически лишись всего, к чему они привыкли. Бабушек у нас не было, дедушек не было там, куда мы переехали. Переехали очень далеко — на другой конец земного шара.

Потом был развод, папа детей живет за 800 км и может приезжать на длинные выходные, это примерно раз 6-7 в год. Дети все время со мной. Я все время с детьми. Я работаю. И вот я смотрю на то, что получилось — и мне нравится.

Старший сын такой хороший, уравновешенный, почти взрослый человек. Я вспоминаю себя в 19 и понимаю, что он на голову выше меня в плане зрелости, взрослости, понимания жизни, видении себя в этой жизни. И второй вот тоже сейчас вплывает во взрослую жизнь. И мне тоже очень нравится, как это у него получается.

Теория привязанности помогла и мне и детям пройти через много потенциально травмирующих ситуаций и чувствовать себя уверенно, устойчиво, в надежном контакте, в близости. Позволила мне дать им ощущение твердой почвы под ногами.

Многие говорят о том, что теория привязанности и альфа-родительство очень затратные по времени, по уровню вовлеченности мамы. А я наоборот считаю: мы экономим много сил и ресурсов. Теория привязанности позволяет точечно видеть проблему и решать ее.

Да, когда дети были маленькие, я не работала. Потом они подросли. И я начала что-то делать. И все мои коллеги, преподаватели в Институте Ньюфелда, тоже все время что-то делают, учатся. А дети растут в ощущении, что мама рядом, мама никуда не денется.

Без этих знаний, на одной интуиции такого бы не было. Что-то я делала интуитивно. Например, мои дети не ходили в садик. Не потому, что я была против садика. В нашем окружении все дети ходили в сад, это было нормально. Мы выбирали садик. Но потом я поехала, посмотрела на эти огромные окна, огромные помещения. А у меня два таких малыша — одному 3, другому 2. Мне показалось, что им там будет некомфортно. Вот это было чисто интуитивное решение.

Я помню, что когда мы переезжали, хватило интуиции взять по максимуму детских вещей. Везли коробки с детскими книгами, постельное белье. Я понимала, что я буду с детьми, не пойду на работу, и мне нужно дать детям ощущение надежности и безопасности.

Но было много реакций, поведения моего, которыми я сейчас совсем не горжусь. Я не думаю, что мне хватило бы интуиции помочь детям во всех стрессовых ситуациях, через которые наша семья прошла. Знание — это сила на самом деле.

По медицинским вопросам обязательно предварительно проконсультируйтесь с врачом

Сложности современного материнства

Меня очень утомили разнообразные вариации на тему того, что «детей растить на самом деле легко», а если маме тяжело – это что-то не так с мамой. Особенно, когда начинаются ссылки на «а вот раньше… (корову доить, огород пахать плюс семеро по лавкам) зато теперь… (памперсы, садики, пылесос, микроволновка)».

Нет, детей не стало легче растить. Детей стало значительно труднее растить.

Во-первых, возросло абсолютное количество ресурсов, требуемых на выращивание ребенка. Согласитесь, есть разница, выращиваешь ты в результате крестьянского Васю, для которого три класса церковно-приходской школы – это о-о-о какое образование (да и без того можно обойтись), а вопрос культурного отдыха сводится к посещению кабака, кулачным боям «стенка на стенку» и прочему «погнали наши городских». Или ты выращиваешь как минимум Васю-автомеханика со средним профобразованием (суммарно 12 лет обучения) и хочешь, чтобы в его жизни присутствовали другие интересы, помимо, извините, пьянки и мордобоя. Это я не говорю про мечты вырастить Василь Василича с во без вп. И я сейчас про материальные ресурсы вообще не говорю! То есть вопроса «сыт-одет-здоров» я не касаюсь.

Требуется на порядок больше временных, эмоциональных и интеллектуальных ресурсов на выращивание одного представителя вида «гомо сапиенс». И, между прочим, давайте посмотрим правде в глаза: в те буколические давние времена, как только семья выходила за рамки непосредственного выживания и хотела Васю чуть покруче, чем «выпить пива и подраться», тут же начинались няньки, гувернеры и пансионы. На худой конец – кухарка в роли бытовой техники.

Во-вторых, у любой современной мамы есть Универсальный Поглотитель Ресурса: ответственность. Давайте посмотрим, где он был раньше и откуда взялся. Что было раньше?

Раз. Расширенная семья и соседская община. Что в деревне, что в городе: ремесленный квартал, слобода – некое объединение людей в круг «своих» по тому или иному принципу: социальному, профессиональному, родственному… В соответствии с этим в уходе, присмотре за ребенком, воспитании принимало участие ненулевое количество народу. Соответственно с этим происходит и разделение ответственности за ребенка на n персон.

Два. Старшее поколение. До крайне недавнего времени изменение условий окружающей жизни не происходило с такой скоростью, и межпоколенческая трансляция опыта имела смысл. Чисто бытового, практического опыта. Как пеленать, чем кормить, куда смотреть… Сейчас 80% опыта предыдущего поколения просто утратило актуальность. Пока ты полагаешься на опыт старшего поколения – ты опять делишь ответственность за результат своих действий и выборов с кем-то. По большому счету – с культурной традицией. Ее больше нет. Опыта старших поколений как щита и опоры тоже больше нет.

Три. Существенно меньшие возможности и существенно более узкий выбор. Даже если считать, что «тогда» ребенку грозило значительно больше опасностей (что само по себе спорно), возможностей их предотвратить было значительно меньше. Человек просто ничего не мог предпринять. Разве что совершать какие-то ритуалы для снижения тревожности. Нет возможности влиять на ситуацию – опасность есть, а ответственности нету. Не может быть ответственности там, где нет инструментов влияния на действительность. Делать или не делать прививки. Выбор? Выбор. Ответственность? Ответственность. А когда нет прививок? Да, опасность заболевания есть. Но ни выбора, ни ответственности нет. Страх? Пожалуйста. Фатализм? Сколько угодно. Но ответственности – нет.

Один из самых страшных страхов человеческих – страх потери контроля. Но для него нужна хотя бы иллюзия контроля над ситуацией. Опять же, на снижение тревоги хорошо работают обряды и ритуалы. Увы, мы уже слишком рациональны для того, чтобы в них верить, но еще недостаточно для того, чтобы в них не нуждаться. Поднимите руку, кому всерьез полегчает, если на детской пеленке вышить оберег в виде уточки. Опять же, та самая культурная традиция и межпоколенческий опыт не давали особой «вилки» выбора. Было четко известно, как правильно. А сейчас методик, течений и направлений столько, что уши вянут. Есть сейчас выбор? Да не то слово! Утопиться в нем можно. А где выбор – там ответственность за его последствия.

И это всё не говоря уж о том, что в целом акцент ответственности сместился на маму. Бабушка творит какую-то ерунду, кормит ребенка аллергенами или засаживает за мультики? Кто творит ерунду? Бабушка. Кто отвечает? Мама. Контролируй бабушку или не доверяй ей ребенка. Твоя ответственность. Врач допустил какую-то ошибку. Кто ошибся? Врач. Кто отвечает? Мама. Не так врача выбрала. Ну да, именно потому, что сейчас есть выбор. Это хорошо, когда есть выбор. Но ответственности от этого не становится меньше. Ее становится больше. Даже в случае нехватки материальных ресурсов, общество маме не помогает. Оно ее карает. Потому что она виновата и не справилась с ответственностью.

А чего не было «в давнее, давнее время, когда…»? Не было «самореализации» и «раскрытия личностного потенциала». Никогда перед родителями не стояла задача сделать так, чтобы ребенок реализовался как личность, раскрыл собственный потенциал, и всё такое прочее – что нам сейчас кажется необходимой целью наших родительских усилий. Во все предшествующие времена целью были интересы группы, а не интересы индивида. Кто, чем и для чего будет заниматься, какие способности развивать – зависело от решения главы семьи. Который исходил из интересов семьи иили домохозяйства, а не из чьего-то личностного потенциала.

Ломоносов из дому ночью сбежал (хочется сказать «пешком по шпалам», вот только шпал не было), с одной запасной рубахой и парой книжек, которые подарил сосед (!). Никакой поддержки семьи, какое там. Фому Аквинского, который всего-то хотел быть монахом, братья попросту украли из монастыря, хотя вроде бы чем им-то мешало, что старший брат отказался от наследства в их пользу и вступил в нищенствующий орден. Какое там! Знатная, влиятельная семья, а значит, сын – это ресурс! Ресурс, который принадлежит семье, а не сам себе. Хочешь в церковнослужители? Не вопрос! Бенедиктинский орден, с перспективой в кардиналы… Какие нищие доминиканцы?! Связи, политическое влияние – наше всё. Ты должен находиться на таком месте, где сможешь служить интересам семьи. Итальянская высшая артистократия и холмогорские поморы равно не интересуются: чего человек сам-то хочет и какой у него там «потенциал» (даже если это потенциал великого ученого или вообще святого). И это в среднем норма.

Ребенок (как и любой другой член семьи, собственно) – это ресурс. Принадлежащий семье в целом и служащий ее интересам, а не своим. Это всегда было нормой. До самого последнего времени. Еще предыдущее поколение в массе своей активно «знало, как надо» за детей. Наверняка у каждого (кому лично не досталось по полной) есть знакомый, а то и не один, которого «пошли» в тот институт, в какой считали нужным родители, потому что «кому сейчас нужны филологи», «театральный?! ты в своем уме?!», «худграф? и что у тебя будет за профессия?»…

От личной жизни отвязались все же несколько раньше. И то только потому, что пропали экономические обоснования. Брак перестал рассматриваться как инструмент политического или экономического союза, необходимого семье в целом. Да и выбор жизненного пути ребенком перестал быть основой выживания семьи (социалка, такая социалка…).

Но отголоски тысячелетней традиции рассеивались очень медленно. «Вывести в люди». Вырастить полезного члена общества. Чтобы был востребован социумом, а не жил в гармонии с самим собой. Нет, это тоже неплохо – но лучше бы заточить и обтесать так, чтобы оно совпало. Вот цитата из ЖЖ: «Говорю: “Я выхожу замуж!” Бабушка спрашивает: “За москвича?” – “Да”. Она: “Ну поздравляю! Поздравляю, внученька, как же тебе повезло!”» Да и меня бабушка, бывало, спрашивала: «Не понимаю, почему ты всё никак замуж не выйдешь? У тебя же есть московская прописка и двухкомнатная квартира!» Нет, они не плохие и не циничные. Просто за ними стоят тысячи лет традиции, а за нами – уже нет.

А сейчас родители (в первую очередь, опять-таки мама) – в ситуации «поди туда, не знаю куда». Задача – раскрыть потенциал. Другого человека, ага. Свой-то поди раскрой, не сломав голову. Развивающую методику? А какую из …дцати? Водить на всякие-разные кружки, да как бы не пропустить именно тот, нужный… Не водить? Пусть сам выбирает? А вдруг не выберет? А вдруг он просто не узнает про волшебное «это самое»? А вдруг, наоборот, перегружу? Это очень похоже на поиски клада. Без карты, компаса и лопаты. Потому что их еще не изобрели, да. Потому это всё еще в процессе: задача слишком новая. Но ее уже нужно решать. Как – никто толком еще не знает, но уже надо.

Но ведь раньше же как-то справлялись, да? В несоизмеримо более тяжелых условиях. Да, справлялись. Но те, кто так говорит, забывают добавить: с несоизмеримо более легкой задачей.

И заметьте, я тут вообще не касаюсь таких вещей, как пресловутый личностный потенциал самой матери или степень вовлеченности женщин в общественное производство. Это всё на 100% касается домохозяйки, область самореализации которой – воспитание ребенка. То есть вообще никакого гандикапа.

Девочки, так уж вышло, что мы оказались на передовой. В авангарде человечества. Протоптанные дорожки закончились, и не только в вопросах воспитания детей. Очень много протоптанных дорожек закончилось тут, на нашем веку. Поколение до нас еще сколько-то проехало по инерции, придерживаясь старого направления, но и инерция тоже закончилась. Это именно нам приходится – без карты, компаса и лопаты. Именно от нас зависит: что будет дальше? Куда пойдет человечество? Потому что будущее человечество – это те, кого мы сегодня носим на руках. Конечно, они тоже пойдут потом сами, конечно, они смогут исправить какие-то наши ошибки. Но именно за нами задача научиться прокладывать путь по бездорожью, не падая и не ломаясь. И научить их.

Никто до нас этого не делал: мир менялся очень медленно. От каждого нового поколения требовался только крохотный новый шажок. Мир начал быстро меняться всего-то два-три поколения назад, и этим поколениям еще хватило инерции, накопленной за прежние века. Как будто люди долго плыли на корабле, привыкли, научились… Прабабушки и бабушки попали в полосу прибоя. Наших родителей последняя волна вытащила на берег, и они вместе с нами выпрыгнули на песок из разбитого корабля.

Но дальше надо двигаться по суше и изобретать колесо вместо весла. Вот так вот нам повезло. Не исключено, что нашим детям придется изобретать самолет, но сейчас задача – в принципе научиться изобретать новое, а не совершенствовать весла, чем человечество успешно занималось много-много столетий. Нам так тяжело не потому, что мы «какие-то не такие», а потому что задача перед нами «какая-то не такая». Эту задачу еще никто никогда не решал, поэтому глупо утверждать, что кто-то до нас справлялся лучше и нам есть, на кого равняться. Нет, нету. Мы первые. Равняться будут на нас.

Ирина Шрейнер p_o_n_y

Когда с ребёнком наконец-то станет полегче? Наш опыт

Вам на почту будет приходить уведомление о новых статьях этого автора.
В любой момент Вы можете отписаться от уведомлений, перейдя по специальной ссылке в тексте письма.

Послеродовая депрессия у мамы и папы, бессонные ночи, постоянно кричащий малыш, который каждые пять минут просится на ручки. Нет возможности ни сходить в туалет одному, ни выспаться, я уже не говорю про желание полежать в тёплой ванне. Четыре стены, мы и плачущий ребёнок. Такие мои первые воспоминания о маленькой дочери.

У нас была обычная семейная история: папа до вечера на работе, мама весь день сидит с ребёнком. Наступает долгожданный вечер, и уставший папа возвращается к уставшей маме и помогает ей с малышом. На выходных они делят обязанности поровну. Бабушки с дедушками живут далеко и помочь не могут. Полина – очень активный ребёнок, с рук не спускается и постоянно кричит. Что-то не нравится – сразу кричит. У мамы с папой только один вопрос: когда же будет полегче? И будет ли?

Будет! Вот уже несколько месяцев я сижу один с трёхлетней Полиной, пока мама в разъездах, работаю и даже общаюсь с друзьями. Спустя три года одному с ребёнком значительно легче, чем с новорождённым малышом вдесятером. Я сплю по 8 часов, питаюсь вовремя и отдыхаю, а раньше такой возможности у меня не было, хотя с ребёнком всё основное время сидела жена! Но когда же это «полегче» наступило?

Конечно, это всё индивидуально: у каждого взрослого свои запросы и желания, у каждого свой порог утомляемости и выдержки. Ну и, конечно, каждый ребёнок уникален. Когда же «полегче» наступило лично у меня? Честно, я так и не понял. Это «полегче» наступало волнами, порой очень медленно и незаметно.

Самое тяжёлое время

Первый год, разумеется, был самым тяжёлым. Дочь постоянно на руках. Кормить, переодевать, менять памперс, а тут ещё эта осень со своими невзгодами пришла так рано, что перед каждым выходом на улицу ребёнка приходилось укутывать, как космонавта. И каждый раз малышка хотела к маме и только к ней. Папе уйти погулять с ней надолго было практически невозможно.

Сначала мы ждали завершения периода грудного вскармливания – ведь тогда наступит «полегче» для мамы? Ничего подобного, после отказа от груди приходится кормить ребёнка с ложки! А это куда тяжелее. Мы ждали, когда Полина начнёт ходить – ведь тогда не придётся постоянно держать её на руках. Если бы! Тот факт, что ребёнок начал бегать, не означает, что он перестаёт проситься на руки. Зато теперь пришлось ходить за дочкой по пятам и проверять, чем она там занимается и не ест ли землю.

Первый год времени на себя было очень мало. Один раз мы с женой пошли на корпоратив – смогли оставить ребёнка бабушке. На этом вся романтическая жизнь и закончилась. Спали мы тоже кое-как, питались тем, что я приносил с работы. Несмотря на то, что я терпеть не мог свою работу, она нас хорошо кормила, причём в прямом смысле слова. В столовой оставалось много запакованной еды, которую я не стеснялся носить домой. Жена иногда так мне и писала: «Сегодня хоть что-то удастся принести?». Я старался прихватить супчик, салат и мясо с пюре. Готовить порой было некому.

В общем, первый год был трудным и скучным. Казалось, что это будет продолжаться ещё 17 лет. Единственное, что нас спасало – путешествия. Друзья с радостью приглашали нас к себе в далёкие страны, и мы во время отпусков и новогодних каникул улетали к ним. Вот отдыхать с маленьким ребёнком оказалось несложно.

В одну из таких поездок мы нашли небольшое кафе, где была своя детская комната с воспитателем. Наша дочь с радостью ушла играть с другими детками, и тут ко мне пришла, возможно, гениальная идея – а не отдать ли нам ребёнка в ясельки?

Год и четыре месяца – первое «полегче»

И вот первое «полегче» пришло в год и четыре месяца, когда я в начале сентября отвёл ребёнка в частный садик. Помню свои первые минуты облегчения. Полину забрали всего на час, чтобы она постепенно привыкла. Все эти 60 минут я гулял около садика и наслаждался одиночеством.

Вскоре дочь привыкла к детскому саду и мы начали оставлять её на 6-8 часов. Сначала 3 дня в неделю, а затем – на все 5 дней. Это было самое ощутимое «полегче».

Появились долгожданные 6, а затем и 8 часов отдыха. Их можно было потратить на работу, готовку, уход за собой и за домом. Можно было встретиться с друзьями и весело провести время. Мы не видели малышку целых 8 часов, мы успевали соскучиться по ней и после 8 часов отдыха от ребёнка были физически и морально готовы к встрече с ней.

Да и сама Полина, благодаря садику, стала меняться. В ясельках она играла в куклы, веселилась и танцевала, а в конце дня возвращалась домой довольная и уставшая. Энергии у неё поубавилось, она также начала скучать по нам и с радостью возвращалась домой. Ну ок, пару раз она не хотела уходить из садика…

И тут для нас рабочий режим перевернулся с ног на голову. Если раньше я работал по 5 дней и с нетерпением ждал выходных, а пятница была моим самым счастливым днём, то теперь всё кардинально изменилось. Вместо пятидневки я перешёл на удалённую семидневку и работал каждый день. Но в садик дочь ходила только по рабочим дням.

Получилось, что в будни я спокойно работал один, а в выходные и работал, и сидел с Полиной. Естественно, в такой ситуации суббота и воскресенье превратились для меня в рабочие дни, а вот с понедельника по пятницу наступали настоящие выходные. С тех пор понедельник для меня – как праздничная пятница. Мои друзья до сих пор понять этого не могут.

Читайте также  Как отметить годик ребенку

Хотя в целом во второй год жизни поведение ребёнка сильно не изменилось. Когда дочь была дома – она просилась на ручки, требовала с ней гулять, а также нам нужно было постоянно кормить, готовить, убирать, менять подгузники и быть с ней рядом. Мы ждали следующую волну «полегче».

Два года – ребёнок играет сам с собой

Следующее «полегче» наступало медленно. Примерно в два года Полина увлеклась своими игрушками. Конечно, дочь любила играть почти с рождения, однако только сейчас она начала это делать самостоятельно. Однажды в выходной день, когда мама рано утром ушла, дочь по привычке проснулась в 8 утра. Она начала меня будить, я открыл глаза, посмотрел на часы и попросил её ещё вздремнуть.

Когда я открыл глаза в следующий раз, на часах уже было 10 утра. Полина сидела около кровати и играла со своими динозаврами. Я сразу понял, что все два часа она спокойно сидела возле меня. В общем, с двух лет мы начали оставлять дочь одну в комнате, если она начинала играть в куклы. Я даже смог выходить на улицу и выносить мусор, пока она что-то лепила. Конечно, всегда нужно было быть начеку и проверять комнату на предмет безопасности, прежде чем оставлять ребёнка одного даже на пару минут.

До сих пор дочь может играть со своими куклами или другими игрушками часами. Две недели назад я купил ей два новых кукольных набора с лошадкой и каретой за пару тысяч рублей, и вот уже вторую неделю она играет с ними часами. Иногда требует моего участия, но в основном играет сама. Естественно, это уже огромный шаг вперёд. Ребёнок всё равно с родителем и иногда требует внимания, но уже можно прибираться, готовить и даже работать в его присутствии.

Получается, что в рабочие дни сидеть с дочерью стало совсем несложно. Утром подъём, в 8 часов надо быть в саду, а дальше ужин и несколько часов игр в куклы. Ребёнок тратит совсем немного родительских ресурсов. Можно смело заниматься собой, саморазвитием, работой, да чем угодно. Правда, путешествовать уже сложнее, ребёнок с двух лет бесплатно летать в самолёте не может. :(

Три года и ещё одно «полегче»

Ну а если родителям и этого мало, то после трёх лет Полина не только сама играет в свои игры, но и начала интересоваться другими детьми. Вне зависимости от того, сколько им лет. На нашей улице живут двухлетний грек, трёхлетняя словачка, а также двух с половиной летняя девочка из Калининграда, которая живёт со своими родителями по несколько месяцев в году. Плюс на соседних детских площадках и в кафешках резвятся ещё десятки детей в возрасте от 2 до 6 лет.

Оказалось, что с ребёнком теперь можно выходить из дома и возвращаться не усталым, а отдохнувшим по-настоящему. Можно сходить в кафе с детской комнатой, где будут другие дети, можно сходить в гости к другому ребёнку, а можно и встретиться с лучшим другом дочери. И всё это время малыш будет увлечён только другим ребёнком и даже не будет обращать внимания на родителя.

Получается, сад + игры дома + дети на улице. На родителей, по крайней мере у нашей дочери, уходит значительно меньше времени. А раз так, то можно считать, что уже сейчас действительно стало полегче. Приготовить еду, прибираться и проводить с ребёнком всего пару часов в день совсем несложно. А ведь дальше будет ещё легче!

Фотографии из личного архива автора.

Помощь Беременным женщинам и мамам

Бесплатная горячая линия в сложной жизненной ситуации

Почему с детьми бывает так трудно.

Как правило, семейные проблемы нарастают с возрастом детей. Но уже в дошкольном возрасте многим папам и мамам приходится нелегко. Одни страдают из-за того, что ребенок слишком подвижный, непослушный, неуправляемый, другие – что он слишком медлительный, робкий застенчивый, третьи переживают из-за того, что ребенок не хочет ничем заниматься, четвертые – что он не развит физически и пр. Однако, несмотря на разнообразие родительских проблем, их причины имеют общий корень. И этот корень не в ребенке, а в родительском отношении. В общих чертах его можно определить как «неоправданные ожидания» или оценочное отношение к ребенку, иными словами перевес требовательности над любовью. «Он (или она) не оправдывает моих надежд» — говорит мама. В этом горестном признании и горечь разочарования в ребенке, и понимание собственного бессилия (я ничего не могу изменить). А начинается все в самом раннем возрасте…

Послушаешь иногда, как мамы на прогулке «воспитывают» своих малышей, — чего только не наслушаешься! «Идиот, придурок, куда тебя несет? Заткнись! Совсем спятил, сейчас получишь. » И тут же сыпется грубая брань, подзатыльники, шлепки! А за что все это? За то, что малыш залез в лужу, или слишком громко кричит, или испачкал курточку. Но ведь для ребен ка это совершенно естественно! Он по-другому не может! Малыш еще не в состоянии понять, почему его поведение огорчает взрослых. Не можем мы требовать, чтобы он смотрел на вещи взрослыми глазами и понимал наши проблемы. А вот от взрослых, воспитывающих детей, мы вправе требовать понимания детских интересов, желаний, потребностей и правильной, взрослой реакции на естественные проявления детства. Увы, это встречается так редко! И как-то не задумываются молодые мамы о том, что лет через десять они скорей всего услышат от своих подросших детей те же слова и те же интонации, адресованные им самим. Ведь то, что малыши слышат сейчас, впитывается, впечатывается в их сознание и становится нормой общения и обращения с близкими.

Чаще всего такая реакция мам на поведение малышей это вовсе не сознательная и не продуманная стратегия воспитания, а просто раздражение, гнев, который всегда вспыхивает внезапно и с которым трудно совладать. В гневе мы словно теряем рассудок: мы обращаемся с родными детьми как с врагами, оскорбляем их, кричим, наносим удары «ниже пояса». Потом, когда вспышка ярости проходит, мы можем осознать свою вину, и торжественно обещаем себе, что такого больше не повторится. Но вскоре гнев вспыхивает снова и мы опять набрасываемся на собственных детей, которые «выводят нас из себя».

Конечно, совсем избежать негативных эмоций в семейной жизни невозможно – слишком часто дети доводят родителей «до ручки», когда уже нет никаких сил для «мирных» решений проблемы. Дети тоже должны понимать, когда мама сердится, когда гнев означает, что ее терпению пришел конец. Но ребенок обязательно должен понимать, за что и почему мама (или папа) сердится и в чем его вина. Наказание должно быть связано с преступлением. Увы, очень часто родительский гнев и наказания обрушиваются на ребенка внезапно и неожиданно. Он не понимает, за что его ругают и в чем собственно он виноват. Многие мамы и ругаются в самых разных и малопонятных для малыша случаях: если ребенок плохо ест, не может вовремя заснуть, медленно одевается, шумно бегает по квартире, отказывается принимать лекарства, не хочет мыться или причесываться, не может спокойно заниматься и т.д. и т.п. Все эти «проступки» совершаются совсем не специально, они лишь естественная часть общей жизни ребенка и его отношения к окружающему – а его за это наказывают. Ребенок при этом отчетливо воспринимает наказание, но не догадывается о своем преступлении. Родители же сосредоточены на неправильном (т.е. не соответствующем их представлениям) поведении ребенка, но не видят его самого – его проблем, желаний, страхов. Вместо того, чтобы попытаться понять, почему он так ведет себя, и помочь справиться с трудностями, они осуждают, принуждают, наказывают. Они испытывают раздражение и даже злость из-за своего бессилия исправить поведение ребенка и направить его на правильный путь.

Все эти переживания возникают тогда, когда требования и ожидания родителей значительно превосходят, перевешивают безусловную родительскую любовь. Конечно же требования и ожидания – необходимая и неизбежная составляющая родительского отношения. Но когда они превращаются в главную доминанту этого отношения, они начинают закрывать самого ребенка. Отчетливая ориентация на определенные качества и способности ребенка, на то, как он должен себя вести, не позволяют увидеть и почувствовать внутренний мир ребенка. Мама или папа уже перестают воспринимать свое дитя таким как оно есть, а видят лишь то, каким оно должно быть и каким оно, увы, не является. Они уже не пытаются понять интересы и потребности своего ребенка, его эмоциональное состояние, отказываются помогать и сопереживать. Собственные цели и ожидания, которые невозможно реализовать, заслоняют реальную жизнь ребенка.

Очень часто усилия и старания, которые прикладывают родители для достижения собственных целей, расценивается ими как эмоциональная поддержка ребенка: «Я стараюсь для него (нее), я хочу, чтобы он был успешным, я готова на все, чтобы помочь ему, — говорит мама, — а он ничего не хочет». Но без учета реального состояния и настроения ребенка, его интересов и потребностей такое участие не может быть поддержкой.

Основной проблемой многих родителей оказывается недостаток эмоциональной чувствительности к ребенку. Для всех проблемных семей, обратившихся за помощью к психологу, характерно снижение способности воспринимать состояние ребенка при чрезмерной склонности к оказанию действенной поддержки. Родители приводят себя в пример, делают что-то за ребенка и возмущаются, что он не может так, как они. Характерно, что все эти особенности нарастают к младшему школьному возрасту.

Младший школьный возраст – это совершенно особый период в жизни не только ребенка, но и его родителей. В этом возрасте ребенок впервые «выходит в люди», т.е. попадает в государственное учреждение (школу), где его начинают оценивать за результаты его учебной деятельности. Его школьные достижения становятся мерой его ценности не только в школе, но к сожалению и в семье. Родная мама начинает видеть не его проблемы, настроения или трудности, а его школьные успехи, а чаще неудачи. Отстраненно-оценочное отношение явно начинают перевешивать над нормальной материнской любовью. Мама видит в ребенке неудачного школьника и стремится сделать его более успешным. Но без реальной эмоциональной связи это благородное стремление не может привести к успеху. Нотации и призывы матери вызывают лишь взаимное разочарование: состояние одиночества и отчуждения у ребенка и ощущение своего бессилия и раздражения у матери.

Ключевые проблемы всех трудных детей и воспитывающих их родителей, удивительно похожи и находятся они в сфере родительского отношения. Отчетливая ориентация на определенные качества и способности, которыми по мнению мамы должен обладать ребенок, мешает его реальному восприятию, его состояния, настроения, препятствует личностному отношению к нему. Неоправданные ожидания приносят разочарование, тревогу, беспокойство за ребенка и за себя. Усилия и старание, которое прикладывают родители для достижения собственных целей, расценивается ими, как эмоциональная поддержка и помощь детям. Но без учета реального состояния ребенка и его потребностей такое участие не может быть поддержкой. Стремление все делать «правильно» порождает бесполезные нотации и объяснения, и главное — затрудняет непосредственный эмоциональный контакт с ребенком.

Мама может объяснять ребенку, что нужно быть инициативным, самостоятельным, или спокойным, дисциплинированным, организованным, или внимательным, вежливым, заботливым. Несмотря на безусловную справедливость этих благих пожеланий, очевидно, что без реальной эмоциональной связи такие призывы не могут иметь какого-либо позитивного результата. Они вызывают лишь взаимные разочарования.

Где же выход? А выход в том, чтобы ориентироваться не только и не столько на собственные представления и ожидания, но прежде всего на своего ребенка. Пытаться видеть и воспринимать его таким, какой он есть, а не таким, каким он должен (или мог бы) быть. Это трудно, потому что мы привыкли рассматривать все и всех со своей точки зрения. Нам кажется, что мы знаем, как должны поступать другие и какими качествами эти другие должны обладать. Нам трудно представить, что у детей могут быть совершенно другие желания, интересы и возможности, чем у нас. И только любовь к ребенку, эмоциональная связь с ним помогают увидеть и почувствовать своего ребенка, его внутренний мир (а не свои представления о нем), а значит понять его и пережить радость общения. Ведь детство может стать самым счастливы периодом не только для ребенка, но и для его родителей.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector